ГЕНОЦИД — НАЧИНАЕТСЯ ТРАНСМУТАЦИЯ ГОЕВ РОССИИ — ЧЕРЕЗ КОРМ…

…!!!ШОК-НОВОСТЬ ДНЯ!!!….

НАЧИНАЕТСЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ УТИЛИЗАЦИЯ ГОЕВ РОССИИ… РЕБЯТ — НЕ ОПОЗДАЙТЕ… КАЖДЫЙ ГОЙ ДОЛЖЕН БЫТЬ УТИЛИЗИРОВАН МЕТОДОМ ГЕННОЙ ТРАНСМУТАЦИИ СТРОГО ПО РАСПИСАНИЮ… НЕ СРЫВАЙТЕ ГРАФИК… ОПОЗДАВШИЕ БУДУТ УВОЛЕНЫ С РАБОТЫ ИЛИ ОТКЛЮЧЕНЫ ОТ ЖКХ И ПЕНСИЙ…

«ФАС сдает Россию «Монсанто» — 02.04.2018″

 ________________☠________________ 

Процесс слияния химического концерна Bayer и ведущего мирового производителя генетически модифицированных семян и гербицидов Monsanto Company, начавшийся в 2016 г., близок к завершению.

 

ЗАПОМНИТЕ ЭТУ ФРАЗУ… И ОСОБЕННО НАЗВАНИЯ КОМПАНИЙ…

Новость незаурядная для транснационального бизнеса, но с чего бы россиянам (в России высев ГМО семян запрещен Стратегией национальной безопасности и специальным законом) внимательно прислушиваться к ней – спросит кто-то? Дело в том, что под соусом этой сделки агрессивное детище Ротшильдов под названием «Монсанто», теперь уже под новой вывеской, осуществляет очередное покушение на продовольственную безопасность России. И очень может быть, что на сей раз, при активном участии главы антимонопольной службы, «яблочника» Игоря Артемьева и подобных ему лоббистов интересов транснационального капитала, попытка окажется удачной.

Для одобрения сделки стоимостью 66 млрд. долларов Bayer необходимо было заручиться поддержкой всех ключевых антимонопольных ведомств мира – США, Канады, Европы, стран БРИКС, в том числе России. Естественно, каждое государство стремится получить дивиденды от своего согласия. В январе 2018 года состоялась встреча главы ФАС Игоря Артемьева и руководства Bayer, на которой, пользуясь знаменитой фразой из фильма «Крестный отец», нашему чиновнику сделали предложение, от которого невозможно отказаться… Точнее, возможно конечно, но для этого надо быть хотя бы чуть-чуть патриотом. Чтобы вновь оказаться на российском рынке, но теперь еще и в одной упряжке с ГМО-гигантом, глобалисты продемонстрировали аттракцион неслыханной щедрости.

««Монсанто» передаст нам часть технологий, которые не являются технологиями последнего дня, но, тем не менее, это очень современные технологии. Они передадут их российскому трансфер-агенту и сделают достоянием всего нашего агропрома. Отчасти это будет передаваться бесплатно, отчасти платно – по лицензионным соглашениям, потому что это интеллектуальное право, которое охраняется патентом, но наши компании должны иметь скидку 30-50%.

Они идут нам навстречу в самом главном – в передаче самых перспективных технологий, на которые они потратили сотни миллионов долларов, нашему агропрому и которые наше государство будет свободно использовать. Это (в том числе) перспективные семена, которые устойчивы к вредителям и дают повышенный урожай. И тогда российские компании смогут составить конкуренцию этой объединенной транснацкорпорации…», – рапортовал Артемьев журналистам на брифинге Ассоциации европейского бизнеса.

Так в чем же, по мнению, главы ФАС, мы должны конкурировать с «Байером-Монсанто», после того, как они нас «осчастливят»? Как это ни парадоксально звучит – в выращивании и продаже ГМО-растений в промышленных масштабах. Иных устойчивых к вредителям семян на экспорт у данной конторы не наблюдается. Вдвойне «веселее» тот факт, что согласовывались условия для этого трансфера технологий при активном участии «экспертов» из цитадели глобалистов – Высшей школы экономики.

«Сейчас селекция растений происходит на основе анализа генетических данных, а у российских селекционных центров и компаний их мало. Теперь они, по крайней мере, смогут пользоваться данными и технологиями компании Bayer», – сообщил директор Института права и развития «ВШЭ-Сколково» Алексей Иванов, консультировавший ФАС.

Господина Артемьева и его советников, похоже, не удивляет, что в эпоху жестких антироссийских санкций нам предлагают ценнейшую научную информацию безвозмездно, то есть даром? «Монсанто» так хочет зайти на российский рынок, что готово сделать это даже себе в ущерб? Разумеется, нет. Ни одно промышленное предприятие, особенно монополист, не будет делиться новыми, действительно прорывными идеями с конкурентами. Давайте разберемся более детально, что представляет собой технологический трансфер.

Энциклопедия подсказывает, что синонимом трансфера является коммерциализация технологий, и это «напрямую связано с переориентацией на рыночные отношения в большинстве сфер человеческой деятельности». Если короче – это процесс превращения технологии, разработанной в одной организации, в коммерческий продукт, используемый другой организацией. Процесс обязательно связан с извлечением прибыли как источником технологии (!), так и ее реципиентом. Так что «Монсанто» не просто отдает нам свои устаревшие ГМО-наработки за копейки или даром, оно заставляет активно внедрять их в российский агропром, вытесняя наши собственные ноу-хау, и рассчитывает на этом нажиться.

Самое время напомнить, что подписанный Президентом в июле 2016 г. ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования государственного регулирования в области генно-инженерной деятельности» запрещает выращивать модифицированные растения и разводить модифицированных животных для производства продуктов питания в России, а также запрещает ввоз семян ГМ-растений. При этом разрешена продажа ГМ-продуктов, если они отдельно не были запрещены, равно как и исследование ГМО в научных целях.

Быть может, Артемьев как раз и подразумевал, что «передача перспективных семян» от «Монсанто» будет производиться для их дальнейшего исследования, исключительно в научных целях? Примерно как добыча осетровой икры, которую тоже «в научных целях» добывают в таких масштабах, что она есть в каждом ресторане и каждом втором супермаркете?

Судя по всему, именно так: Артемьева выдают его же слова о необходимости конкуренции российских компаний с транснациональным гигантом, копируя переданные им технологии. Ведь тогда России придется производить ГМО в промышленных масштабах …

Для прояснения ситуации «Катюша» обратилась к выдающемуся специалисту в области растениеводства и генетики, экс-директору Института растениеводства им. Н.И. Вавилова, доктору биологических наук, заслуженному деятелю науки, академику РАН, РАСХН и РАЕН Виктору Александровичу Драгавцеву.

«Уже сейчас Россия фактически закупает 80% всех семян за рубежом. А по таким культурам, как сахарная свекла, этот показатель доходит до 98%. Ежегодно мы тратим на это около 16 млрд. рублей. Почему сейчас некоторые наши сорта дают больший урожай, чем семена зарубежные? Потому, что наши сорта сотни лет адаптировались к суровому климату, непростым метеорологическим условиям. С точки зрения адаптивности они гораздо лучше, чем зарубежные семена, которые выводятся в мягком климате. У нас же постоянно – то заморозки, то жара, то вымокание, то выгревание… поэтому рожь, пшеницу, овес, ячмень мы держим под свои контролем. Но многие овощные культуры, кукуруза, картофель к нам валом идут из-за рубежа.

Сейчас надо возрождать российскую селекцию. Весь мировой генофонд ценных культур сосредоточен в руках пяти частных транснацкорпораций. И они охраняют свои секреты строже военных. Когда я был директором ВИРа, просил американцев поделиться с нами чистыми линиями кукурузы, которая у них является основой кормовой базы. Они категорически отказались. Их технологии скрыты от мира за сейфовыми дверями и защищены бригадами автоматчиков. В открытом доступе у них лишь гибридные семена – так называемые «сорта-терминаторы», дающие урожай только первый год и подсаживающие фермеров на иглу от «Монсанто». У них гораздо лучше семенные заводы, которые «инкрустируют» семена – покрывают их оболочками гербицидов, пестицидов, инсектицидов. Они защищают и кормят проросток, и за счет этой инкрустации семян они побеждают наши сорта по урожайности. Но если мы их пустим к себе, они придут со своими чистыми линиями, семеноводческими машинами, заводами. Года за четыре они в нашем климате выведут сорта, которые просто задушат все отечественные аналоги. После этого такие наши отрасли, как селекция растений, семеноводство, повышение репродуктивности и урожайности отомрут навсегда. Мы станем продовольственной колонией селекционных компаний Америки, Канады и других стран Запада.

Недавно я получил письмо от крупной российской фирмы, занимающейся селекцией сои. Они собираются просить Правительство немедленно отказаться от партнерства ФАС с «Монсанто». Я полностью их поддерживаю и тоже настроен очень враждебно к этому акту. Когда еще «Монсанто» номинально считалась американской компанией, она организовала в России множество лоббистов ГМО-культур – в т.ч. среди депутатов Госдумы. Есть они и в управлении зерновым хозяйством. К примеру, президент российского зернового союза Аркадий Злочевский постоянно бомбардирует Правительство просьбами открыть шлагбаум перед ГМО-растениями. В противовес мы организовали Общенациональную Ассоциацию генетической безопасности России. В ней состоят 60 различных ученых, в частности – директор Института физиологии растений им. Тимирязева РАН Владимир Кузнецов, сотрудники Института биологии развития, Института проблем экологии и эволюции РАН, Института общей генетики им. Вавилова, Института цитологии и генетики РАН в Новосибирске и ваш покорный слуга.

Мы написали очень много писем и обращений ко власти, результатом чего стал соответствующий ФЗ и пункт против бесконтрольного оборота ГМО в Стратегии национальной безопасности, подписанной Президентом в конце 2015 г. Как можно после этого пускать в страну «Байер-Монсанто» с многомиллиардным оборотом от выращивания ГМО-растений по всему миру? Это просто государственное преступление.

И еще – по международным и отечественным законам автор сорта получает роялти, т.е. постоянные отчисления в зависимости от площадей, которые оккупировал созданный им сорт. Если только мы начнем использовать семена их селекцентров, значит, за «Монсанто» будет закреплено право постоянного дохода от переданных ими технологий. Деньги от засеянных их семенами гектар (триллионы рублей!) в России будут уходить в карманы зарубежных компаний. Это настоящее рабство!

Слова Артемьева о том, что после передачи этих технологий мы сможем конкурировать с транснацкорпорациями – откровенная ложь. Мы с 1984 расшифровываем признаки репродуктивности растений и закончили свою теорию в 2014 году. Совместно с тюменским селекцентром вывели сверхурожайный сорт пшеницы «Гренада», успешно сотрудничаем с казанским селекцентром по выращиванию колбы (черемши). Нам также удалось вывести сорт сои, который дает удвоенный урожай. Нет аналогичных технологий на Западе! Я занимаюсь теорией селекции растений с 1965 года. Своими разработками мы кормим Тыву, Западную Сибирь, Северный Казахстан, Хакасию, Монголию, Ленинградскую область. Еще пример – наш сорт тритикале дает урожай 120 центнеров с гектара, что намного превышает показатели кубанских черноземов. Вся Россия должна быть покрыта сортами, выращенными только нашими учеными. Упускать этот момент недопустимо!

Буквально 23 марта я выступал с докладом на круглом столе в Правительстве Санкт-Петербурга. Рассказывал, как превратить нашу страну из экспортера в импортера. Так, мы можем получать ежегодную прибыль в 240 млрд. рублей от продажи наших сортов пшеницы во Францию. Мы сделали обоснование проекта русского фитотрона, который будет экспортировать даже не зерно, а средства производства – т.е. разные сорта в любую точку земного шара. В его камерах одним поворотом ручки мы сможем создавать произвольный климат. Мы раскрыли секрет генов растений, отвечающих за природу засухоустойчивости, умеем повышать ее до очень высоких уровней, что является уникальным прорывом в селекции. Здесь мы обогнали Америку и Европу на 15-20 лет. Научные работы нашей школы опубликованы в международной энциклопедии Академии Бостона, Нью-Йорка и Лондона, элементы нашей теории включены в 18 учебников для университетов, в том числе – в Германии, США, Швеции, Италии, Австралии…

За рубежом нет ничего подобного даже на зачаточном уровне – только пересадка единичных генов, причем хаотичная, с непредсказуемым эффектом. А за урожайность отвечают тысячи генов, взаимодействующие с лимитирующими факторами среды. Я уже семь лет буквально пробиваю лбом строительство селекционного фитотрона, имею огромное количество положительных отзывов, в том числе от Высшей государственной экспертизы, от крупнейших генетиков и селекционеров России и стран СНГ, селекционных центров и университетов. Сейчас жду ответа от президиума РАН. Мы очень надеемся, что государство все-таки даст поддержку нацпроекту, который будет сотни лет кормить Россию и приносить стране огромный доход».

Таким образом, госслужащий Артемьев с подельниками пытаются внаглую обойти Стратегию национальной безопасности и федеральный закон, лоббируя трансфер ГМО-технологий под видом научных технологий и ГМ семян. Подобным беспардонным образом себя ведут только лоббисты цифровизации, засевшие в тех же Сколково, ВШЭ и АСИ.

Может быть, Президенту уже пора всерьез подумать о целесообразности гос.содержания этих деятелей –с привлечением правоохранительных органов, разумеется?

В противном случае, пока мы будем осваивать и внедрять достижения вчерашнего дня от «Монсанто», которые они нам с барского плеча готовы передать или продать со скидкой, наша генетика и селекция отстанут от передовых исследований конкурентов. Вставая на совершенно чуждый для себя ГМО-путь, Россия в прямом смысле окажется на грани вымирания—помимо доказанной связи ГМ продуктов с целым букетом заболеваний, в т.ч. онкологии, страна попадает в полную зависимость от международных ростовщиков—которые будут навязывать России свои семена по все более высокой цене (семена Монсанто не дают повторных всходов) И власть окажется в такой же ситуации как и Собчак в начале 1990-х, который был готов подписать любую гадость и пойти на любое предательство, лишь бы не остановить поставки из Америки залежалых «ножек Буша».

Единственный выход из ситуации, в которую загоняет Россию Артемьев и другие «модифицированные» лоббисты – государственная поддержка уникальных, проверенных на деле отечественных технологий селекции и полный запрет на ввоз в страну любых подарочков от «Монсанто». Троянский конь в виде старых западных «секретов» пересадки генов, которые планируется активно использовать в агропроме, нам не нужен.

Необходимое послесловие: после прошлогодней публикации «Катюши» под названием «Модификация лженауки» редакцией были замечены агрессивные, клеветнические комментарии против заявления Драгавцева о ГМО-лоббистах из т.н. комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Пользователи соцсетей со странными никами и страницами пытались оболгать ученого с мировым именем, называя его «альтернативщиком» и даже лоббистом гомеопатии и астрологии (!). Естественно, подобного никогда не было и в помине, только человек совсем далекий от фундаментальных исследований мог купиться на такой трюк. Но все-таки, во избежание повторения вброса клеветников, публикуем далеко не полный перечень регалий Виктора Александровича:

Заслуженный деятель науки Российской Федерации (1996), награжден орденом Дружбы (2006).Академик Академии сельскохозяйственных наук Словакии, академик Аграрной академии Чехии, академик международной Академии натуральных продуктов и биотехнологии, академик Монгольской Академии естественных наук, Почетный профессор университета города Нитры (Словакия), Луганского Национального сельскохозяйственного университета (Украина) и Саратовского ГАУ им. Н.И. Вавилова. Член Лондонского Королевского Линнеевского общества, член многих научных комитетов и комиссий ООН. Опубликовано 310 научных трудов (автором и соавтором 16 монографий). Имеет 5 авторских свидетельств и патентов на изобретения. Ряд трудов опубликован за рубежом.

Награжден Президиумом АН СССР – золотой медалью им. Н.И. Вавилова; Президиумом РАЕН – медалью им. В.И. Вернадского; Президиумом АН Таджикистана – медалью им. Б. Гафурова; Президиумом Академии сельскохозяйственных наук Словакии – медалью Святого Константина.

Научные разработки В.А. Драгавцева включены во многие учебники по генетике и селекции растений. Он преподавал генетику и селекцию растений в Казахском сельскохозяйственном университете; генетику растений в Новосибирском госуниверситете; популяционную и количественную генетику растений в университете Манитобы (Канада); количественную и физиологическую генетику в университете Альберты (Канада). Научная школа В.А. Драгавцева получила официальное государственное признание и в 1999–2004 гг. материальную поддержку от РФФИ. Под его руководством успешно защитили диссертации 35 кандидатов и 12 докторов наук.

Под его руководством и при непосредственном участии разработана и осуществлена самая крупная в мире кооперированная программа по генетике признаков яровой пшеницы ДИАС; сформулирован принцип фоновых признаков растений, что способствует быстрому разграничению вкладов наследственности и среды в уровень продуктивности отдельной растительной особи в популяции. Соавтор теории селекционной идентификации генотипов растений по фенотипам на ранних этапах селекции; теории эколого-генетической организации сложных признаков продуктивности растений. Драгавцев является председателем Диссертационного совета по защитам докторских диссертаций при ГНУ ГНЦ РФ ВНИИ растениеводства им. Н.И. Вавилова по специальностям: «Генетика», «Физиология и биохимия растений», «Биологические ресурсы».

ИСТОЧНИК:  РИА Катюша  https://zen.yandex.ru/media/id/596e3e7e1410c33ba85a0c3b/fas-sdaet-rossiiu-monsanto-5ac1c0af7ddde86d7b4d11e7

___________________________________________________________________________________________

Процесс слияния химического концерна Bayer и ведущего мирового производителя генетически модифицированных семян и гербицидов Monsanto Company, начавшийся в 2016 г., близок к завершению.

 

ЗАПОМНИТЕ ЭТУ ФРАЗУ… И ОСОБЕННО НАЗВАНИЯ КОМПАНИЙ…

 

10 неприятных фактов о компании Bayer, о которых, вы, вероятно, не знали

  Когда вы слышите слово «Bayer», вы, наверное, думаете об аспирине или, возможно, о выдаваемых по рецепту препаратах, которые производит эта компания, и ей хотелось бы, чтобы о ней именно так и думали. В то же время, Bayer не хочет, чтобы вы узнали о некоторых довольно сомнительных моментах в её истории. Начиная от военных преступлений в нацистской Германии и заканчивая использованием пулов заражённой крови, которые наградили ВИЧ тысячи больных гемофилией, в шкафу Bayer можно найти много грязного белья. Вот несколько самых удивительных фактов, о которых вы могли не знать.

1. Bayer изобрела героин

Для некоторых (особенно для тех, кто изучал историю наркоторговли) это является общеизвестным фактом, но многие впадают в шок, узнав, что такая старая и большая компания, как Bayer, является ответственной за создание одного из самых опасных наркотиков в истории. Но, откровенно говоря, не удивительно, что большинство людей не знают о связи Bayer с героином, так как компания сделала всё возможное, чтобы дистанцироваться от своего творения.

Наркотик, который со временем стал известен как героин, был впервые создан Ч.Р. Элдером Райтом в 1874 году, который просто проводил эксперименты с морфием и ничего не делал с полученными им веществами. Этот наркотик был вновь самостоятельно синтезирован лишь через 23 года химиком Феликсом Хоффманном, который тогда работал в немецкой компании Aktiengesellschaft Farbenfabriken (будущая компания Bayer). Хоффаманну поручили превратить морфин в кодеин, чтобы получить препарат, который был бы менее сильнодействующим и вызывал бы меньшую зависимость. Но, вместо этого, он создал наркотик, который был в два раза сильнее морфия.

Bayer всё-таки создала и запатентовала героин (он был так назван, потому что вызывал героическое чувство у тех, кто его принимал) и продавала этот наркотик в качестве средства от кашля и даже специально рекомендовала давать его детям. Компания даже рекламировала героин в качестве средства для лечения зависимости от морфия, пока она не обнаружила, что в организме он быстро превращается в тот же морфий.

Компания потеряла много своих прав на товарный знак, связанный с героином (вместе с аспирином), после Версальского договора, заключённого в 1919 году, после чего он стал производиться другими сторонними компаниями, а потом и наркодилерами после его запрещения в США в 1924 году.

2. Bayer формально не изобрела аспирин

Несмотря на то, что Bayer приписала заслугу создания ацетилсалициловой кислоты или аспирина Феликсу Хоффманну (химику, синтезировавшему героин), и, следовательно, самой себе, на самом деле это лекарство было впервые создано в 1853 году химиком Шарлем Фредериком Жераром, а потом было самостоятельно воспроизведено разными способами многими другими химиками.

Большинство историков соглашается с тем, что Хоффманн проводил свои исследования и хорошо знал о ранее использовавшихся методах получения аспирина и, следовательно, даже случайно не мог изобрести это лекарство, а просто нашёл способ, как сделать его более безопасным и менее горьким на вкус. Есть даже доказательства того, что Хоффманн работал над аспирином по указанию своего начальника, и, таким образом, он даже не создал его самостоятельно. Но, в любом случае, Bayer решила указать Хоффманна в качестве изобретателя в патенте на это лекарство, полученном в США в 1899 году.

3. Bayer старалась продолжать зарабатывать деньги в Америке во время Первой мировой войны

В 1899 году Bayer запатентовала аспирин, и это безопасное, эффективное лекарство, которое можно было применять при температуре и болях, быстро стало её самым продаваемым продуктом. Однако к началу Первой мировой войны в 1914 году многие компании во всём мире уже продавали свои варианты этого лекарства. Вскоре после начала войны Англия запретила ввоз товаров, производившихся немецкими компаниями, в том числе Bayer, а в 1915 году Bayer лишили прав на торговую марку аспирин, чтобы другие компании могли давать это название своим лекарствам.

К несчастью для Bayer, она не только теряли рынки, ей также с трудом удавалось удовлетворять потребности производства, так как одним из основных ингредиентов, необходимых для синтеза аспирина, был фенол, который также использовался в производстве взрывчатых веществ. Bayer всё ещё имела большой рынок в США, а также фабрики, на которых она могла производить аспирин для продажи в Северной Америке, но ей нужно было найти поставщика фенола, так как она не могла получать его из Германии, и тогда Bayer пошла на уловку, известную как Большой фенольный заговор.

Большой фенольный заговор был сложным, но в основном заключался в том, чтобы через подставную компанию закупать излишек фенола у Томаса Эдисона, который создал собственную фабрику для производства этого вещества, которое также было необходимо для производства фонографов. Однако уже через несколько месяцев агентом Секретной службы был обнаружен портфель с подробными сведениями об этом заговоре.

Хотя в этом заговоре не было ничего незаконного, поскольку США в тот момент ещё не вступили в войну, публикация в СМИ связанной с ним информации вызвала большой скандал. И хотя полученного фенола было достаточно для работы её фабрик по производству аспирина, этот скандал разрушил репутацию Bayer.

После раскрытия Большого фенольного заговора Bayer начала открывать больше номинальных компаний и филиалов в США, чтобы избежать потери контроля над своими активами в случае вступления США в войну. Когда США объявили войну Германии, против Bayer было начато следствие, и тогда она переместила свои активы в компанию, которая формально была американской, но контролировалась тем же самым немецко-американским руководством. Однако эта уловка была быстро обнаружена, и правительство вскоре взяло на себя контроль над американскими активами Bayer, а затем продало все её торговые марки и патенты, в том числе название и логотип, медицинской компании Sterling Products, Inc. Bayer AG, в конечном счёте, выкупила все свои права в 1994 году.

4. Bayer производила некоторые из самых опасных газов, применявшихся во время Первой мировой войны

Вот два факта о Первой мировой войне, которые всем известны: 1) солдаты сидели в окопах, и 2) газы входили в число самых опасных вооружений этой войны. Но мало кому известно, что без Bayer этого химического оружия могло и не быть. Всё началось незадолго перед войной, когда председатель правления Bayer, Карл Дуйсберг, вошёл в число трёх человек, которым военное министерство поручило найти применение ядовитым отходам, уже производившимся химическими предприятиями. Эта группа рекомендовала использовать их для производства хлорина, который Bayer потом помогала производить и отправлять на фронт. Дуйсберг даже присутствовал при первом испытании этого химического оружия.

Под руководством того же Дуйсберга Bayer создала и более опасные газы, в том числе фосген и горчичный газ. Предполагается, что свыше 60000 человек погибли от этих газов во время Первой мировой войны. И хотя не все эти люди погибли от продуктов производства Bayer, без этой компании этих смертей вообще могло не быть.

5. Военные преступления Bayer в годы Второй мировой войны

После Первой мировой войны Bayer объединилась с рядом других химических и медицинских компаний Германии и создала конгломерат под названием IG Farben, который входил в число немногих компаний, которые финансировали нацистскую партию и позволили Гитлеру прийти к власти.

IG Farben принадлежало 40% акций компании, производившей циклон Б, который использовался для уничтожения людей в газовых камерах Аушвица, но это была далеко не единственная роль этой корпорации в Холокосте. Она принимала непосредственное участие в некоторых из самых ужасных военных преступлений нацистов, так как не кто иной, как сам Йозеф Менгеле, испытывал её препараты на здоровых еврейских близнецах. Компания также проводила собственные эксперименты на жертвах Холокоста, покупая их у нацистов для заражения разными болезнями и использования в качестве лабораторных крыс. Большинство лекарств, которые испытывались в ходе этих экспериментов, убивали всех подопытных. IG Farben также широко использовала труд узников концлагерей, за что Bayer принесла свои извинения в 1995 году.

IG Farben была ликвидирована после Второй мировой войны в связи с её военными преступлениями, а Bayer возродилась как самостоятельная компания. И, естественно, она сделала всё возможное, чтобы дистанцироваться от этих военных преступлений.

6. Bayer нарушала закон при создании лекарств от гемофилии, которые заражали людей СПИДом

Некоторые лекарства, например, лекарства, используемые для лечения гемофилии, изготавливаются из человеческой крови. Неудивительно, что с помощью этих лекарств можно было довольно легко передавать опасные болезни, и именно поэтому в начале 1980-х годов, с началом эпидемии СПИДа, федеральное правительство запретило использовать заключённых, потребителей внутривенных наркотиков и геев в качестве доноров крови для этих лекарств. Но Bayer не обращала внимания на эти законы и использовала пулы крови от этих категорий населения в производстве своих факторов свёртывания крови VIII и IX для больных гемофилией. Что ещё хуже, поскольку компания объединяла кровь всех доноров (более 10000 человек), даже небольшое число больных доноров могло заразить весь пул.

Как результат, лекарство, которое должно было спасать жизнь, само стало потенциально опасным. По результатам тестов, проведенных CDC в 1985 году, 74% больных гемофилией, которые принимали это лекарство, оказались зараженными СПИДом. В конечном счёте, около 20000 больных гемофилией со всего мира были заражены СПИДом в результате приёма факторов свёртывания крови VIII и IX производства Bayer. С тех пор Bayer выплатила свыше 600 миллионов долларов в виде компенсаций больным гемофилией, которые заразились СПИДом.

7. Bayer на протяжении многих лет продолжала продавать потенциально заражённые лекарства за пределами США

Словно ей было мало того, что она уже заразила СПИДом тысячи людей, Bayer решила продолжать продавать свои опасные продукты в других странах, даже после того, как их пришлось убрать с аптечных полок в США и Европе. В сущности, для нейтрализации вируса ВИЧ в этих лекарствах их нужно было всего лишь подвергнуть термической обработке. Но вместо того чтобы начать продавать только более безопасный вариант этих лекарств и изъять из продажи их более опасный вариант, Bayer продолжала продавать последний в азиатских и латиноамериканских странах. Она даже производила новые партии старого варианта лекарств, потому что их производство было более дешёвым.

Bayer по-прежнему утверждает, что она действовала ответственно, этично и гуманно, предлагая множество оправданий для своего поведения. В частности, они заявляют, что покупатели сомневались в эффективности нового лекарства, что некоторые страны не торопились с одобрением продажи более безопасного лекарства и что нехватка плазмы мешала им производить больше новых лекарств. Тем не менее, несмотря на все эти утверждения, внутренняя документация компании показывает, что даже тогда Bayer знала, что она поступает неправильно. В 1985 году в компании задавались вопросом о том, могут ли они сознательно поставлять в Японию не подвергшиеся термической обработке лекарства, и всё же продолжали это делать.

8. В конце прошлого века Bayer обвинили в мошенничестве с Medicaid

Федеральный закон требует, чтобы для программы Medicaid лекарства продавались по самой низкой цене, и если компания предлагает частной страховой компании или аптеке купить это лекарство по более низкой цене, она должна возвращать разницу Medicaid. Заключив договор с Kaiser Permanente в 1995 году, Bayer нарушила этот закон, согласившись продавать этой компании антибиотик Ципро по более низкой цене, чем для Medicaid, после того как компания Kaiser пригрозила начать использовать более дешёвый офлоксацин производства компании Johnson & Johnson. Вместо того чтобы соблюдать закон и уведомить Medicaid об изменении цены, что потребовало бы выплаты десятков миллионов долларов в виде компенсации, Bayer приняла предложение компании Kaiser о переименовании этого лекарства и присвоении ему другого идентификационного номера. За год до этого компания проделала то же самое со своим гипотензивным препаратом нифедипином.

В 2003 году Bayer, несмотря на то, что она продолжала утверждать, что она действовала ответственно, всё же признала себя виновной и согласилась выплатить 257 миллионов долларов в виде компенсации и штрафов.

9. Во многих странах Bayer всё ещё владеет патентом на аспирин

Это может вас удивить, но после всех её военных преступлений и всех смен владельцев Bayer всё ещё имеет патент на аспирин в некоторых странах. Фактически, хотя компания потеряла патент на это лекарство в США, Великобритании и Франции ещё во время Первой мировой войны, она сохранила свои права на него в Канаде, Мексике, Германии, Швейцарии и ещё более чем в 75 других странах.

Bayer всячески старалась поддерживать свой патент и свой бренд, особенно сразу после его появления. Когда компания начала производство аспирина в 1899 году, она бесплатно давала врачам, больницам и аптекам образцы этого лекарства и просила всех их сообщать о его эффективности. А когда другие компании начали производить свой собственный аспирин, Bayer начала производить это лекарство в таблетках (сначала оно продавалось в виде порошка).

10. Bayer обвиняли в распространении испанки для увеличения продаж

В отличие от других пунктов этого списка, этот пункт является всего лишь теорией заговора, но, в то же время, Bayer, вероятно, хотела бы сохранить в тайне то, что с 1918 года люди обвиняли её в намеренном распространении испанского гриппа. Хотя эта теория заговора может не иметь под собой никаких оснований, легко понять, почему люди в неё верили. Дело в том, что эта немецкая компания продавала практически единственное средство от этой болезни.

Стоит также отметить, что один исследователь, Карен Старко, утверждала, что многие из смертей, связанных с испанкой, на самом деле были вызваны передозировкой аспирина, поскольку это лекарство всё ещё было новым, и врачи не знали, в каких дозах его нужно прописывать и как выглядит отравление аспирином. Но даже Старко отмечала, что это всего лишь предположение, поскольку она не смогла найти надёжных отчётов о вскрытиях, чтобы узнать, были ли там симптомы отравления аспирином.

ИСТОЧНИК: Специально по статье с сайта toptenz.net — перевёл Сергей Мальцев 

____________________________________________________________________________________________

Процесс слияния химического концерна Bayer и ведущего мирового производителя генетически модифицированных семян и гербицидов Monsanto Company, начавшийся в 2016 г., близок к завершению.

 

ЗАПОМНИТЕ ЭТУ ФРАЗУ… И ОСОБЕННО НАЗВАНИЯ КОМПАНИЙ…

 

Кормящая рука Зверя Правда о Монсанто.

Сергей Голубицкий , опубликовано в журнале «Бизнес-журнал» №14 от 24 Июля 2007 года.

«И тогда я осознал обе стороны своей души: идеалиста-крестоносца и хладнокровного апологета закона джунглей».

Эдгар Куини, председатель правления «Монсанто» (1943–1963 годы)

Дистиллят Зла

Писать о «Монсанто» трудно в силу уникальной репутации этой компании. Нет другой транснациональной корпорации, которая притягивала бы к себе флюиды столь всепоглощающей и испепеляющей ненависти со стороны общественного мнения. «Монсанто» — бесспорный дистиллят Зла, мировой чемпион среди козлов отпущения, избранный для поглощения всех без разбора негативных эмоций, поступающих в адрес Нового мирового порядка.

Правда о Монсанто

Ученый: Заявления Monsanto о проверках ГМО на безопасность вводят людей в заблуждение

Андрей Фурсов о ГМО, каббале Monsanto

Это обстоятельство хоть и определило желание восстановить справедливость и отвести от «Монсанто» по меньшей мере незаслуженные обвинения (как, например, причастность компании к крупнейшей в истории США техногенной катастрофе в Техас Сити), однако отнюдь не явилось главным поводом для раскрытия темы. В равной мере не стану преувеличивать и роль сенсационных откровений, всплывших в результате изучения свежих экспериментов «Монсанто» в области продовольственной генной инженерии. Не буду, впрочем, и утаивать от читателя то обстоятельство, что, осознав масштабы опасности, поджидающей род человеческий, в прямом смысле слова содрогнулся. Как бы то ни было, основной посыл нашего исследования связан с парадоксальным выводом, сделанным не в силу, а вопреки плероме ужастиков, сопровождающих каждый шаг «Монсанто» в истории.

Пара беллум

«Si vis pacem, para bellum»1.

Джон Фрэнсис Куини положил тридцать лет жизни на безропотное служение могучей лекарственной конторе братьев Мееров (Meyer Brothers Drug Company). Кризис сорокалетних аптекарь-самоучка встретил доскональным знанием рынка и удручающей неудовлетворенностью материальным положением — оно и понятно: если бы контора Кристиана Меера не жмотилась на зарплатах сотрудников, не быть бы ей сегодня крупнейшим в Америке оптовым продавцом фармы!

В 1901 году Джон Куини пошел ва-банк: одолжил денег у чикагского производителя прохладительных напитков и наладил производство сахарина, чью формулу то ли заимствовал у бывшего работодателя, то ли изобрел самостоятельно. Так родилась компания, носящая благозвучное родовое имя супруги Джона — Ольги Мендес Монсанто.

В полном соответствии с предрассудками мистического идеализма, культивируемыми нами в «Чужих уроках», рискну предположить, что изначальный импульс, заложенный в «Монсанто», а именно — чувство чудовищной материальной неудовлетворенности отца-основателя — задал корпоративную мотивацию на последующие 106 лет жизни. «Деньги любой ценой!» — вот сублимированный девиз «Монсанто», в котором компания черпает энергию для беспрецедентной агрессии и экспансии. Девиз этот объясняет и удивительную легкость, с которой «Монсанто» без малейших колебаний и раздумий легко подписывается на самые, казалось бы, сомнительные в морально-этическом и нравственном отношении проекты: полихлорированные бифенилы — в 30-е, урановые исследования для Манхэттенского проекта — в 40-е, диоксиновые удобрения — в 50-е, «Агент Оранж» — в 60-е, и далее — со всеми остановками: бычий гормон роста, аспартам, генетически модифицированные соя и хлопчатник, система Roundup Ready, терминаторные сорта пшеницы, беспощадная война с мелкими независимыми фермерами и кампания по дискредитации органической пищи.

В 1904 году к сахарину, который «Монсанто» поставляла производителям прохладительных напитков, добавились кофеин с ванилином, а в 1917–м — аспирин. К этому времени годовой оборот «Монсанто» перевалил хорошо за миллион долларов, что позволило захватить доминирующее положение в выпуске самого модного лекарства XX века. Компания оставалась крупнейшим в США изготовителем аспирина до самой середины 80-х годов.

Закоренелые монсантоборцы любят напоминать возбужденной публике о том, что первый судебный иск «Монсанто» был вчинен уже на заре ее истории: в 1917 году правительство США обратилось в суд с требованием провести расследования безопасности сахарина для здоровья человека. Существуют, однако, весомые основания полагать, что этот факт иллюстрирует лишь помянутый шлейф ложных наветов, повсеместно преследующий компанию: информируя о судебном разбирательстве, почему-то забывают указать то обстоятельство, что иск был подан правительством по инициативе… самой «Монсанто», которая пыталась таким образом создать юридический прецедент для прекращения повсеместных слухов о канцерогенности сахарозаменителя. Пикантность судилища усугубляется еще и тем, что городская легенда о сахарине воспаляла воображение американцев аккурат в эпоху, когда ежедневное нюхание кокаина считалось непременным атрибутом принадлежности к прогрессивным и творческим слоям общества.

«Дело о сахарине» было закрыто в 1925 году за отсутствием доказательств, однако впоследствии неоднократно возобновлялось: самое обстоятельное разбирательство с привлечением лучших ученых умов Америки прошло в 1981 году, однако завершилось безрезультатно. В 2001 году со всех этикеток было удалено предупреждение о том, что сахарин может вызывать рак.

В начале 30-х компания, перешедшая к тому времени в руки Эдгара Куини, сына основателя, наладила производство полихлорированных бифенилов (PCB), которые широко применялись для изготовления смазочных материалов, гидравлических жидкостей, водостойких покрытий и герметиков. Вот уж канцероген так канцероген, отягощенный к тому же разрушительным действием на иммунную систему, умственное развитие и репродуктивную функцию человеческого организма!

«Монсанто» отважно производила PCB почти до самого объявления этой заразы вне закона (в 1979 году), успев перетравить миллионы жителей не только Иллинойса, где располагался крупнейший в мире завод по изготовлению PCB, но и сопредельных штатов. В 1982 году экологические замеры в поселке Таймз Бич, штат Миссури, продемонстрировали столь высокий уровень отравления диоксином, побочным продуктом производства PCB, что власти штата распорядились об экстренной эвакуации населения.

Сублимированный девиз («Деньги любой ценой!») обернулся для «Монсанто» аверсом лишь в начале нашего века, когда судебные инстанции удовлетворили серию коллективных исков к компании, поступивших от жителей города Аннистон, штат Алабама. Вердикт суда под стать масштабам отравления: 700 миллионов долларов компенсации!

В 40-е «Монсанто», уже входившая к тому времени в десятку крупнейших химических производителей Америки, активно подключилась к работам по изготовлению атомной бомбы. Компании доверили ведение «Дейтоновского проекта», а сотрудник «Монсанто» Чарльз Аллен Томас непосредственно возглавил лабораторию по созданию нейтронного генератора. Помимо этого, «Монсанто» получила в управление правительственную «Лабораторию Маунд», в которой вплоть до 1989 года занималась секретными разработками в области ядерных компонентов.

16 апреля 1947 года в порту Техас Сити произошла крупнейшая в истории США экологическая катастрофа, которую экзальтированные американцы любят сравнивать с Нагасаки. Испорченным европейцам трудно понять логику, по которой 74 тысячи убиенных японцев приравниваются к 581 американцу, расставшемуся с жизнью в результате взрыва корабля, напичканного нитратом аммония, который предназначался для отправки во Францию. Тем не менее, факт остается фактом — подобного ужаса Америка еще не знала. Очевидцы рассказывали, что взрывной волной отрывало крылья у самолетиков, на которых туристы облетали достопримечательности города, в соседнем Галвестоне, расположенном в 16 километрах от Техас Сити, прохожих сбивало с ног, а в столице штата Хьюстоне (60 км от эпицентра) в окнах повылетали стекла.

Практически сразу после катастрофы молва прочно увязала взрыв в Техас Сити с именем «Монсанто». Тому способствовали два обстоятельства: во-первых, «Монсанто» была крупнейшим производителем аммиачной селитры в Америке, во-вторых, по соседству с портом находился один из ее заводов, который также взлетел в воздух — то ли за компанию, то ли в роли детонатора. Историческая справедливость требует, однако, помянуть результаты расследования, согласно которым селитра, загруженная в трюмы судна «Грандкамп», была произведена не «Монсанто» и не по соседству, а доставлена по железной дороге из штатов Небраска и Айова.

В конце концов, не так уж и важно, что стало причиной взрыва — акция спланированного саботажа, самовозгорание или непотушенная сигарета2, — главное, что у обывателей появилась наглядная иллюстрация «безопасности» игр, разыгрываемых химическими корпорациями. Что же до экологической биографии «Монсанто», то катастрофа в Техас Сити мало что меняет в ее общем радиационном фоне: по сведениям федерального агентства по охране окружающей среды, компания является «потенциально ответственной стороной» в загрязнении как минимум 93 объектов на территории Соединенных Штатов.

Оранжевое небо

50-е годы в биографии «Монсанто» прошли без скандалов. Компания продолжила энергичные эксперименты с ядохимикатами, которые успешно превращала в гербициды («2,4,5-T»), расширяла рынок пластиков (полистирен, затем полиуретан) и делала первые робкие шаги на пути к мировой экспансии («Мобэй», учрежденный совместно с немецким химгигантом «Байер»).

Словно испугавшись нехарактерного затишья, «Монсанто» с лихвой отыгралась в следующем десятилетии: с именем компании связан чудовищный геноцид времен Вьетнамской войны, вошедший в историю как «Агент Оранж».

В русскоязычной Википедии этим жутким событиям посвящена всего одна бесцветная строка: «В 1960-е годы «Монсанто» была лидирующим производителем «Агента Оранж», применявшегося для дефолиации растительности во время войны во Вьетнаме. За это компании пришлось выплатить компенсации ветеранам Вьетнамской войны в 1984 году».

«Агент Оранж» из-за упрощенной технологии синтеза содержал значительную концентрацию диоксинов, вызывающих рак и генетические мутации у людей, соприкасавшихся с ними. В общей сложности около 14% территории Вьетнама было подвергнуто воздействию этого яда. С 1980 года предпринимаются попытки добиться компенсации с помощью судебных разбирательств, в том числе и с фирмами, производящими эти вещества (Dow Chemical и Monsanto). Ветераны США, Новой Зеландии, Австралии и Канады получили компенсацию в 1984 году. Вьетнамским и южнокорейским жертвам в выплатах было отказано. По данным министерства обороны США, с 1961-го по 1971 годы американцы распылили на 10% территории Южного Вьетнама 72 миллиона литров дефолианта, в том числе 44 миллиона литров, содержащих диоксин. По данным Вьетнамского общества пострадавших от диоксина, из трех миллионов вьетнамцев — жертв химиката — к настоящему времени свыше миллиона человек в возрасте до 18 лет стали инвалидами, страдающими наследственными заболеваниями.

От себя добавим показательный факт: оказывается, Дядя Сэм и «Монсанто» эффектно отразили не только злостные инсинуации вражеской стороны, но и большинство наветов соотечественников. Из 9 170 заявок на материальную компенсацию в связи с инвалидностью, вызванной адской смесью, которые поступили от ветеранов армии США, 7 709 были отклонены на том основании, что единственным документированным проявлением дефолианта служит «сыпь на лице». Попытки увязать на законодательном уровне диоксин с раковыми новообразованиями и последующими генетическими отклонениями уверенно нейтрализуются политическим лобби «Монсанто» со товарищи.

Раз уж мы заговорили о политике, то позволим себе слегка нарушить стройность хронологии и, забежав вперед, отметить: «Монсанто» — едва ли не самая влиятельная компания в республиканской администрации Белого Дома, она уступает разве что «Бекталу» и «Халибертону». Характерно, что «Монсанто» не ограничивается косвенным лоббированием, добиваясь внедрения сотрудников на ключевые посты в администрации. Вот лишь начало списка:

  • юрист «Монсанто» Кларенс Томас был назначен Джорджем Бушем-старшим на пожизненную должность верховного судьи;
  • Дональд Рамсфельд, до недавнего времени — министр обороны, в свое время возглавлял Searle Pharma-ceuticals, которую «Монсанто» поглотила в 1985 году;
  • Анн Венеман, до недавнего времени — министр сельского хозяйства США, а ныне — исполнительный директор ЮНИСЕФ, в свое время входила в совет директоров Calgene Pharmaceuticals, подразделения «Монсанто»;
  • О Линде Фишер, первом заместителе директора федерального агентства по защите окружающей среды, на правительственномсайтеhttp://www.state.gov/ скромно говорится, что она «провела 17 лет на госслужбе и в частном секторе, занимаясь вопросами здравоохранения американского народа». Поскольку эвфемизм «частный сектор» не раскрывается, поспешим сообщить, что Фишер пришла во власть с должности вице-президента «Монсанто» по связям с правительством и общественностью и с 1995-го по 2000 год координировала в Вашингтоне всю лоббистскую деятельность родной компании.

В списке корпоративной агентуры числится еще добрая дюжина имен, однако и без них понятно: «Монсанто» — компания архивлиятельная, поэтому есть все основания относиться к ее инициативам не как к частному бизнесу, а как к фактору мировой политики.

Кормящая рука Зверя

В середине 70-х годов «Монсанто» приступила к реализации грандиозной программы, направленной на кардинальное изменение пищевой цепи планеты. В основе программы лежит концепция глобального перехода от органической пищевой продукции к генетически модифицированным ее формам, который, в свою очередь, достигается повсеместным внедрением Roundup Ready System, системы многоуровневой адаптации зерновых культур к «Раундапу» — гербициду, используемому для борьбы с многолетними сорняками.

«Раундап» — торговое название глифосата, чьи гербицидные свойства были обнаружены в 1970 году сотрудником «Монсанто» Джоном Францем. Сегодня этот самый популярный в мире гербицид производится в неимоверных количествах во многих странах, поскольку срок патента «Монсанто» на молекулу глифосата истек в 2000 году. Обстоятельство это нисколько «Монсанто» не беспокоит, потому что компания давно сместила акценты с удобрения на генетически модифицированные (далее по тексту — ГМ) зерновые культуры.

Без лишних сельскохозяйственных подробностей схему Roundup Ready System можно представить следующим образом: ГМ-зерно (сначала «Монсанто» генетически модифицировала сою и рапс, а сегодня добралась уже и до пшеницы) можно засевать без предварительного вспахивания земли, поскольку борьба с сорняками целиком переносится на «Раундап», к которому ГМ-зерно проявляет более или менее устойчивую невосприимчивость. Приманка Roundup Ready System кроется в обещании существенного сокращения фермерских расходов за счет экономии на предварительной подготовке почвы. Цитата из рекламной брошюры «Монсанто»: «Соевые зерна с нулевой обработкой почвы, засеваемые узкими рядами, позволяют получать с каждого акра на 16 долларов дохода больше, чем при использовании обычных соевых зерен. На 1000-акровом поле вы экономите 450 часов затратного времени и 3 500 галлонов дизельного топлива ежегодно».

Распространение Roundup Ready System по планете лучше всего проиллюстрировать на примере Индии, в которой экспансия «Монсанто» обрела монументальные масштабы. В 1998 году наш добрый старый знакомый — Международный валютный фонд — навязал Индии SAP (программу структурных преобразований), которая среди прочих прелестей содержала требование об открытии для транснациональных корпораций зернового рынка страны. «Монсанто» пришла в Индию первой, провела массированную рекламную кампанию, и десятки тысяч индийских фермеров доверчиво засеяли свои поля ГМ-зерном, адаптированным для Roundup Ready System.

Последствия обернулись эпической катастрофой, поскольку экономия на нулевой обработке почвы быстро компенсировалась расходами на орошение и закупку дополнительных гербицидов: сорняки, как и предсказывали скептики от экологии, адаптировались к «Раундапу» и требовали либо повышения концентрации обработки, либо применения более эффективных и (разумеется!) более токсичных химикатов (типа Atrazine, Paraquat и Metsulphuron Methyl).

Все это, однако, оказалось цветочками в сравнении со скрытым звеном «эксперимента», поставленного «Монсанто» в Индии. Речь идет о применении так называемого зерна «терминаторного типа», которое в результате генетических модификаций теряет способность повторного плодоношения. На практике это означает, что собранный урожай совершенно не пригоден для использования в следующей посевной, и единственным выходом служат дополнительные закупки зерна у «Монсанто».

С Roundup Ready System и программой «Монсанто» по глобальной перестройке пищевой цепи планеты связано и еще одно обстоятельство — то самое, что явилось для меня «сенсационным откровением», помянутым в начале статьи. Непосвященные обыватели наивно полагают, что при желании могут отказаться от потребления генетически модифицированных продуктов и в любой момент вернуться к традиционной органике, которая произрастает у фермеров по соседству. Как бы не так! Оказывается, ГМ-зерна постоянно переносятся ветром на соседние поля, смешиваются на них с органическими культурами и со временем полностью их вытесняют!

Скажу больше: процесс контаминации носит универсальный характер и, судя по всему, давно вышел из-под контроля. Ситуация не удивляет с учетом того, что даже в Соединенных Штатах (не говоря уж о странах третьего мира, в которых «Монсанто» давно ведет себя по-хозяйски) расширение генетически модифицированных посевов идет колоссальными темпами. Карл Касейл, вице-президент «Монсанто»: «Объем земель, отведенных в США для использования ГМ-зерна, вырос с трех миллионов акров в 1996 году до 97 миллионов — в 2002-м».

Соединив все элементы Roundup Ready System, мы закономерно выходим на конечную цель сверхпрограммы «Монсанто»: полную замену органической пищи генетически модифицированными продуктами терминаторного типа, способными обеспечить компании и, разумеется, стоящим за ней группам и интересам абсолютную монополию и контроль над жизненным циклом всего населения планеты! Кормящая рука Зверя любезно распахивает перед нами двери в будущее — добро пожаловать в Новый мировой порядок!

Монсантодицея3

Как и обещано, заключительным аккордом исследования станет щепотка антиномичной соли, добавленная в сваренный нами конспирологический суп. Ставим вопрос ребром: «Что если ужасы, связанные с именем «Монсанто», — надуманы? Что если ее инфернально-глобалистские амбиции — не более чем плод воспаленного воображения?»

Реабилитацию общественного имиджа «Монсанто» ограничу хоть и единственным, но весьма убедительным контраргументом: допустим, что зерна терминаторного типа производятся не ради окончательного закабаления фермеров, а для предотвращения бесконтрольной контаминации расположенных по соседству полей и распространения генетически модифицированных культур!

Резонно? Вполне! Хотя, на мой взгляд, гипотеза несколько противоречит самопровозглашенной установке компании: «Монсанто» не должна беспокоить безопасность биотехнологических продуктов питания. Наша задача — продавать этих продуктов как можно больше, а обеспечение безопасности — прямая обязанность Управления по контролю за продуктами и медикаментами» (Фил Энджелл, директор «Монсанто» по корпоративным коммуникациям).

Предоставляю читателю самостоятельно определиться с мерой вовлеченности «Монсанто» в строительство Нового мирового порядка, сам же использую приведенное высказывание Фила Энджелла для обоснования собственного взгляда на место этой неоднозначной компании в истории.

Суть моего подхода такова: «Бессмысленно и — главное — нерационально требовать от вампира навыков вегетарианства!» Корпорации должны заниматься в своей жизни тем, ради чего они появляются на свет, — зарабатывать деньги любым доступным им способом — и в этом отношении трижды прав Эдгар Куини, провозгласивший свою приверженность закону джунглей (см. эпиграф к статье).

«Монсанто» крутится, как может, и делает это, признаемся, весьма и весьма эффективно — достаточно взглянуть на биржевые показатели компании и позавидовать: 37 миллиардов капитализации, стабильнейшие дивиденды, беспрецедентный аптренд на протяжении последних пяти лет.

Иными словами, «Монсанто» поступает так, как и должна поступать образцово-показательная корпорация.

А теперь вторая часть уравнения: «Вопрос: как должны поступать мы, рядовые обитатели планеты Земля, не связанные корпоративными обязательствами и не вовлеченные в интимные планы «Монсанто»? Ответ: рядовые обитатели должны «Монсанто» (как, впрочем, и все остальные корпорации мира) удавливать по мере сил и возможностей! Бороться со злоупотреблениями, судиться, не поддаваться на провокации и не впадать в искушения генетически модифицированного прогресса».

Наконец, самое главное: только такая диалектика взаимоотношений корпораций и общественности способна обеспечить конструктивное движение и развитие нашей цивилизации. Любой перекос (монопольный диктат «Монсанто» — с одной стороны, либо полный отказ от генной инженерии — с другой) приведет лишь к энтропии и гибели.


1 Хочешь мира — готовься к войне (лат.)

2 Все три версии рассматривались в ходе расследования, однако однозначных выводов так и не было сделано.

3 Наш неологизм, производный от Monsanto и греческого dike (справедливость) — по аналогии с теодицеей, оправданием бога.

     ___________________________________________________________________________

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

 

Среди других продуктов компании были подсластитель аспартам(под торговым названием «NutraSweet»), бычий соматотропин(BST), а также полихлорированные бифенилы(англ.Polychlorinated biphenylPCB) и печально известный «Агент Оранж» (содержавший гербицид 2,4,5-T с примесью диоксинов).

В 1960-е годы «Монсанто» была лидирующим производителем «Агента Оранж», применявшегося для дефолиации растительности во время войны во Вьетнаме. За это компании пришлось выплатить компенсации ветеранам Вьетнамской войны в 1984 году. По сообщениям Вьетнамского общества пострадавших от диоксина, из трёх миллионов вьетнамцев, подвергшихся отравлению диоксинами, к 2008 году около миллиона человек в возрасте до 18 лет стали наследственными инвалидами. Вьетнамцам было отказано в выплатах компенсации[1]

В 1982 году группа исследователей «Монсанто» (Robb Fraley, Robert Horsch, Ernest Jaworski, Stephen Rogers) впервые в истории осуществила генетическую трансформацию растений, за что они в 1998 году получили Национальную медаль США за технологию.

В 1987 году «Монсанто» провела первые полевые испытания генетически модифицированных растений.

Осенью 1987 года в научном центре «Монсанто» (Сент-Луис, Миссури) побывала делегация Госагропрома СССР. Как сообщила программа «Время» (10 октября 1987 года) «…в настоящее время программы сотрудничества между фирмой Монсанто и Госагропромом Советского Союза внедряются на общей площади 30 тысяч гектар в 13 различных местах 5 советских республик».

В 1996 году впервые в мире вышла на рынок с семенами генетически модифицированных важнейших сельскохозяйственных культур — сои и хлопчатника.

В период с 1996 по 2002, с помощью серии поглощений более мелких биотехнологических (Agracetus (англ.), Calgene (англ.)) и семенных компаний («Asgrow», «Dekalb»), а также отделения химического бизнеса (Solutia (англ.)), «Монсанто» превратилась из гиганта химической промышленности в пионера нарождающейся индустрии сельскохозяйственной биотехнологии.

В июне 2007 года «Монсанто» поглотила «Delta and Pine Land», ведущую компанию США, специализирующуюся на производстве семян хлопчатника.

В 2008 году «Монсанто» приобрела голландскую семенную компанию «Де Ройтерс» (De Ruiter Seeds).

2001 год — бывший сотрудник «Монсанто» Уильям Ноулз удостоен Нобелевской премии за исследования в области асимметричного катализа, проводившиеся им на «Монсанто» с 1960-х годах до его ухода на пенсию в 1986 году…

В России деятельность компании представлена через дочерние фирмы Семинис(англ.Seminis)[2] и De Ruiter Seeds[3][4]. Официальными представителями которой является ООО «Агрофирма «СемАгро»[2][5], ООО АТФ «Агрос»[6][7] и ООО «Агросемцентр».[8][9] В продаже по всей стране[10] находятся семена с приставкой к имени сорта F1.[11][4] Данные сорта являются гибридами первого поколения с хорошим товарным видом и урожайнойстью, устойчивостью к растрескиванию, насекомым, болезням и сверхдлительным хранением.[11][4]

Также есть попытки внедрить трансгенный картофель[12], устойчивый к колорадскому жуку, технологию на который «Монсанто» безвозмездно передала в центр «Биоинженерия» Российской Академии наук в 2000 году. ГМ-картофель был одобрен для употребления в пищу Институтом питания и получил свидетельство о государственной регистрации. Однако разрешения на его выращивание получить пока не удалось.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Monsanto_Company

Автор: Сергей Голубицкий. http://kfond.org/blog/301_kormyashchaya_ruka_zverya.html

 

________________☠________________ 

PS: ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ НАШИ ГОРЯЧИЕ МАТЕРИАЛЫ НА СХОЖИЕ ТЕМЫ — ССЫЛКИ ПРИВЕДЕНЫ НИЖЕ:

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *