Веру в Бога признали психической болезнью

 

 

И ВОТ ПО НАШЕМУ ЗАДАНИЮ МАССАЧУСЕТСКИЙ ИНСТИТУТ В КАЛИФОРНИИ ПРОВЁЛ РЯД ИССЛЕДОВАНИЙ ПО ОЧЕНЬ ЩЕПЕТИЛЬНОМУ ДЕЛУ…  И ВЫЯСНИЛОСЬ ЧТО РЕЛИГИИ — ЭТО ПСИХИАТРИЧЕСКОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ КОТОРОЕ ПЕРЕДАЁТСЯ ЗАЧАСТУЮ ПОЛОВЫМ ПУТЁМ… ЭТО ИМЕННО ТО О ЧЁМ МЫ МНОГОКРАТНО ПРЕДУПРЕЖДАЛИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ КОГДА ПИСАЛИ В КОМСОМОЛКЕ… МЫ ЕЩЁ ТОГДА НАЧАЛ АКТИВНО ЗАЯВЛЯТЬ НА ТЕМУ ЧТО — ЭТО ОБЫЧНОЕ БОЛЕЗНЕННОЕ РАССТРОЙСТВО УМСТВЕННЫХ НЕРВНЫХ ОКОНЧАНИЙ ЗА СЧЁТ ПОЛУЧЕНИЯ УДОВОЛЬСТВИЯ КАК У НАРКОМАНОВ К ПРИМЕРУ… ТАК ЖЕ И КАК ЛЮБОВЬ — КОТОРАЯ ТОЖЕ ПРИЗНАНА УМСТВЕННЫМ РАССТРОЙСТВОМ НА ФОНЕ БОЛЕЗНИ АЛЬЦГЕЙМЕРА — СО ВСЕМИ КАК ГОВОРИТСЯ ВЫТЕКАЮЩИМИ… 

И ДА КСТАТИ БОЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ НЕЛЬЗЯ ПУСКАТЬ ВО ВЛАСТЬ — ТАКОВ ЗАКОН КОНСТИТУЦИИ — А МЫ ДОЛЖНЫ ЧТИТЬ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС…

 

 

Веру в Бога признали психической болезнью
Эксперты Американской психологической ассоциации предлагают считать веру в Бога психическим расстройством. Такой вывод они сделали после исследования, продолжавшегося в течение 5 лет.

Несколько лет американские психологи тщательно наблюдали за очень религиозными людьми, которые верят в существование высшей силы и влияние этой силы на способности человека принимать осознанные решения. Исследователи пришли к выводу, что вера в Бога является разновидностью психической болезни.

Наблюдения показали, что религиозные люди также часто страдают от паранойи, тревожных расстройств, эмоциональной нестабильности и галлюцинаций. В ходе исследования выяснилось, что религиозные люди, имеющие плохое здоровье, считали Бога жестоким, а вот те, кто называли его добрым, обычно не страдали от каких-либо болезней.

Для иллюстрации своих выводов профессор психологии доктор Лилиан Эндрюс приводит в пример свидетелей Иеговы, которые отказываются от спасающих жизни переливаний крови при любых обстоятельствах и вместо этого предпочитают умереть. По мнению профессора, таких людей необходимо объявлять психически нестабильными, лишая их возможности принимать решения о собственном лечении.

Если это предложение будет внедрено в жизнь, то врачи получат возможность насильно лечить религиозных фанатиков, отвергающих те или иные виды терапии по каким-либо духовным соображениям. Признаком психической болезни или утраты реальности доктор Эндрюс также считает утверждения некоторых людей об обладании самоисцеляющими способностями и возможностями «напрямую общаться с Богом».

 

И ДА КСТАТИ МЫ УЖЕ ПИСАЛИ ПАРУ СТАТЕЙ ПРО ТАКОЕ ЯВЛЕНИЕ КАК РЕЛИГИИ И ВЕРЫ В РАЗНЫХ БОГОВ — КАК МЕТОД В УПРАВЛЕНИИ БОЛЬШИМИ МАССАМИ КАК ПРАВИЛО СКАЖЕМ ПРЯМО УМСТВЕННО-ОТСТАЛЫХ ЛЮДЕЙ-БИОРОБОТОВ… ОБЯЗАТЕЛЬНО ОЗНАКОМЬТЕСЬ С НИМИ — ТАМ МНОГО ПОЛЕЗНОЙ ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ МНОГИХ ВЕЩЕЙ КОТОРЫЕ НАС С ВАМИ ОКРУЖАЮТ ПО ВСЮДУ — ОСОБЕННО ТАМ ГДЕ ВЫ ИХ ВОВСЕ НЕ ЖДЁТЕ — И ПОПАДАЕТЕСЬ НА КРЮЧОК КАК ДЕТИ…

ИЕШУА ГА-НОЦРИ ЭТО ИИСУС ХРИСТОС

 

Психиатрия религии. Психические расстройства с религиозными переживаниями.

Религиозно-мистические состояния, включающие в себя озаре­ния, пророчества, откровения, видения, экстатические переживания, глоссолалии, известны не одно тысячелетие. Вместе с тем они неод­нозначно понимаются в психиатрии: до сих пор не выяснено, при каких условиях эти состояния являются выражением религиозного опыта, а при каких относятся к психопатологии.

Описывая паранойю, E. Kraepelin отметил, что «у больных при ре­лигиозном направлении мыслей под влиянием откровений во сне дело может дойти до бреда пророчества, до представления, что они избран­ники Божий и мессии, причем обнаруживается стремление совер­шать публичные богослужения, приобретать сторонников».

«Экстатические переживания, видения небесного блаженства, бред о таинственном соединении с богом, чувственный бред с религиоз­но-мистическим содержанием, часто демономанический, сновидные помрачения сознания с отсутствием или смутностью воспоминаний» R. Kraft-Ebing рассматривал в рамках истерического помешательства.

Религиозное помешательство (paranoia religiosa) как отдельную болезненную форму очертил В. П. Сербский. «Заболевание чаще встре­чается у людей неуравновешенных, скудоумных, мечтательных, от­личающихся наклонностью к таинственному, чудесному. Началу за­болевания предшествуют экзальтация, чувство просветления, сладострастное возбуждение. В сфере восприятия отмечаются зрительные галлюцинации, на протяжении которых возникают от­верстое небо, лики Христа, святые, Божья матерь; слуховые галлю­цинации о возложении высокой миссии, ложные узнавания. Содер­жанием мышления является религиозный бред о божественном призвании (мужчины — пророки, мессии; женщины — Христовы невесты, Богоматери. Бредовое поведение характеризуется борьбой с бесовским наваждением, нанесением себе тяжелых повреждений». Французские психоневрологи J. M. Charkot, PM. Richetr и P. Janet при изучении гипнотических состояний установили общность сим­птомов истерии и истероэпилепсии с бесоодержимостью, демономанией, кликушеством.

Взгляд психиатров на религиозные феномены достаточно широк. Крайняя точка зрения высказана немецким психиатром W. Hellpach. По его мнению, «религиозный элемент почти всегда выступал в ис­тории в болезненной оболочке и распространялся и претерпевал свои решающие превращения всегда на крыльях массовой душевной бо­лезни». Отечественные психиатры в своих оценках не были столь категоричны. С. С. Корсаков, например, подчеркивал, что «религия сама по себе не имеет влияния на душевные заболевания, но религи­озный фанатизм и суеверия служат нередко причинами душевных болезней. Часто под влиянием религиозных суеверий развивается бред одержимости нечистым духом. Между монахинями также встре­чается значительное число душевнобольных, но может быть, это зависит от того, что само поступление в монашество является у неко­торых выражением психической неуравновешенности… Принадлеж­ность к некоторым сектам, особенно проникнутым нетерпимостью, изуверством и фанатизмом, а также к таким, в которых религиозный культ соединяется с сильным душевным возбуждением, доходящим до экстаза, способствует к развитию душевных заболеваний». Описывая религиозное помешательство, С. С. Корсаков заметил, что «данному расстройству подвержены люди с невропатическим скла­дом, малоумные, склонные к мистицизму с детства. Продромальный период обыкновенно проявляется в симптомах неврастении, период развития болезни выражается в ненормальной оценке, в символиза­ции, в принятии на свой счет различных знамений и отрывочных галлюцинаций».

Бредовой период характеризуется быстрым появлением идей ве­личия, бреда святости, бреда близости к божеству; у женщин встре­чается представление себя Богоматерью, невестой Христа, Магда­линой. Нередко вместе с идеями величия появляются и идеи преследования (враждебные влияния злых духов, иноверцев, анти­христа).

Исследуя типы мировоззрения душевнобольных, K. Jaspers отме­чал, что «путешествия души в потусторонний мир, трансцендентная сверхчувственная география этого мира — все это носит универсаль­ный для всего человечества характер, но только у душевнобольных это выступает в качестве самым наглядным образом подтвержденно­го, живого переживания. Даже в наше время, исследуя психозы, мы сталкиваемся с подобными содержательными элементами в формах, изобилующих поразительными подробностями и отличающихся интеллектуальной глубиной».

Взаимоотношениям психиатрии и религии уделялось большое внимание в последних работах Д. Е. Мелехова. Им установлен двоя­кий характер религиозного переживания. С одной стороны, оно мо­жет быть в случае патологии непосредственным отражением симптомов болезни, а с другой — проявлением здоровой личности, и тогда, даже при наличии болезни, вера в бога помогает человеку сопротив­ляться болезненному процессу, приспособиться к нему и компенси­ровать дефекты, внесенные болезнью в его личность.

Установлению взаимосвязей психиатрии и религии во многом способствовали близкие к психиатрии направления — психотера­пия, включая психоанализ, психология религии, нейрофизиология, религиозная философия.

 

САМЫЕ БОЛЬШИЕ СЕКРЕТЫ — РЕЛИГИЙ НАРОДОВ МИРА…

 

Хронические мозговые нарушения и религии

Хронические заболевания мозга, по мнению Д.М. Вульфа, могут также иметь связь с религиозным опытом и практикой.

Например, некоторые отклонения от психической нормы могут служить поводом для состояния чрезмерной религиозности, т.к. неординарность поведения такого человека является ее определяющим признаком.

Базедова болезнь. Д.М. Вульф ссылается на статью W. Hellpach, в которой обсуждается случай базедовой болезни, сопровождающейся чрезмерной религиозной эксцентричностью, иногда граничащей с психозом. Это заболевание связано с нарушением функции щитовидной железы, секреты которой регулируют окисление и обмен веществ, производство глюкозы из аминокислот, поддерживают уровень кальция, а также контролируют психическое и половое развитие. Пациенткой W. Hellpach была молодая благочестивая девушка-католичка, которая стала одержимой религиозными идеями после начала базедовой болезни. Она ходила к мессе каждое утро, не позавтракав, после холодной ванны, бывала на исповеди чаще, чем другие верующие. Не довольствуясь этим, она останавливалась у церкви несколько раз в день на несколько часов просто помолиться. Девушка часто утверждала, что переживала мистический опыт. Она также сообщила, что во сне ей явилась Пресвятая Дева и рассказала ей о сексуальной жизни священников со своими прихожанами. В конце концов в ее мечтаниях она сама стала объектом сексуальных домогательств священников. Через несколько месяцев, когда ее физические симптомы, наконец, начали ослабевать в результате лечения, ее жесткое благочестие прекратилось, а сексуальные мотивы в ее мечтаниях отступили на задний план.

W. Hellpach отмечает, что базедова болезнь не имеет конкретного отношения к развитию религиозных идей. Скорее просто сама болезнь вызывает высокую степень возбуждения, которое в силу преморбидной духовной природы пациентки приняло форму навязчивой религиозности.

Д.М. Вульф полагает, что любые другие расстройства, являющиеся причиной чрезмерной эмоциональности и когнитивных нарушений, также могут быть поводом для исключительной формы благочестия, если у субъекта имеется религиозная предрасположенность. В связи с этим болезненная религиозность достаточно распространена в психиатрических больницах.

Умственная отсталость. Среди немногих других хронических заболеваний, которые связаны с проявлением религиозности, можно назвать умственную отсталость. Умственно отсталые, отмечает К. Schneider, на которого ссылается Д.М. Вульф, часто имеют хорошую память, что позволяет им заучивать молитвы, пословицы, песни и мелодии, но при этом они зачастую лишь имитируют религиозность, которая часто не соответствует ее содержанию. Эти субъекты часто с энтузиазмом выполняют свои религиозные обязанности. Однако их религиозные понятия в значительной степени зависят от окружающей среды. Из-за этой зависимости, особенно при наличии таких факторов, как дружелюбие и хорошее питание, они чрезвычайно склонны к изменению своих ориентации (с. 89-90).

Эпилепсия. По мнению Д.М. Вульфа, эпилепсия является симптомом своеобразного типа религиозности.

Причиной эпилепсии является расстройство центральной нервной системы, при котором происходят эпизодические нарушения сознания с судорогой тела. При этом выявляется наличие анормальной электрической активности. Для классической «эпилептической личности» характерна импульсивность, подозрительность, взрывчатость, раздражительность, эгоцентризм, чрезмерная религиозность и вязкость интеллекта и эмоций.

Д.М. Вульф считает, что наличие у некоторых известных духовных лидеров эпилепсии связано с определенными этапами их религиозного опыта.

Во-первых, предшествующая эпилептическому припадку кратковременная «аура» и проявляющиеся затем насильственные судороги с потерей сознания соответствуют мистическому определению «одержимости духом». Если при этом такая атака приводит к физическим травмам больного, то это дает основания полагать, что дух был злым. С другой стороны, известно, что после припадка больной часто испытывает огромное эмоциональное потрясение, часто понимаемое как подлинный, глубокий и впечатляющий религиозный опыт.

Это не только оставляет свой отпечаток на характере такого больного, но он часто убеждает других религиозно настроенных людей в том, что на самом деле перед ними пророк.

При этом многие случаи «овладения духом» производятся путем самовнушения, а не эпилепсии, и эпилептические припадки, предположительно, служат моделью этого состояния.

Как бы там ни было, но эпилепсия во многих культах считается «священной болезнью».

Многие исследователи полагают, что многие религиозные деятели, например Святой Павел и Мухаммад, были эпилептиками (Д.М. Вульф ссылается на Dewhurs’a, Freemon’a, Gruehn’a, Holmes’a, Moxon’a, A.Stern’a, Temkin’a, Weitbrech’a). Какой бы ни была правда, однако нет никаких сомнений, что некоторые больные эпилепсией переживают настоящий религиозный опыт. Не редкость, например, что эти больные, во время эпилептического транса чувствуют, что оказались в небесных сферах. Данные видения они часто истолковывают как видения, посланные Богом за их преданность. Некоторые лица, страдающие эпилепсией, сообщали, что экстаз, сопровождающий их припадок, является самым блаженным и основополагающим опытом в их жизни. Других больных, однако, преследуют страшные видения или мучительные эмоции, например, переживания гибели мира или встречи с дьяволом.

Д.М. Вульф соглашается с W. Boven, что религиозный, метафизический или мистический характер этих состояний соответствует и отражает бессознательные попытки согласовать таинственный, квазисверхъестественный опыт и эпилептический процесс. Эти периодические «свидания со смертью», создающие печальные или блаженные образы, являются ядром основного психологического расстройства.

С другой стороны, религиозное благочестие эпилептиков, по мнению W. Hellpach, на которого ссылается Д.М. Вульф, несмотря на наличие религиозных галлюцинаций во время эпилептических припадков, не основано на эпилептическом опыте. Это скорее всего лицемерная религиозность, которую не трудно отличить от подлинного ее проявления. Благочестие эпилептика, как правило, характеризуется готовностью участвовать в религиозных помпезных мероприятиях, в формальностях религиозной практики. Этот интерес к формальностям и театральным аспектам религии не имеет никакого отношения к поведению, мыслям и чаяниям глубоко благочестивых лиц. Религиозность эпилептика, как пишет Н. Weitbrecht, как правило, не имеет этического импульса и, наоборот, часто своим основанием имеет жестокие и садистские импульсы, отвращение и сексуальное возбуждение. Howden приводит случай 27-летнего эпилептика, которого он описывает как одного из наиболее искренних верующих и как одного из наиболее опасных убийц и сумасшедших в Шотландии.

Д.М. Вульф ссылается на одно их ранних исследований Fleck’a,. в которых он протестировал чрезмерно религиозных лиц, страдающих эпилепсией, и обнаружил, что из 54 мужчин-эпилептиков только 13 (24,1%) проявляли религиозность. Из 32 лиц, страдающих симптоматической эпилепсией, только у 5 человек (15,6%) выявлена религиозная ориентация. У женщин данное тестирование выявило среди эпилептиков 35,7% лиц с выраженной религиозностью. Таким образом, религиозность не является интегральной функцией эпилепсии.

Д.М. Вульф ссылается также на исследования эпилепсии с помощью ЭЭГ, которые позволили обнаружить в коре головного мозга зону, находящуюся в височной доли, которая связана с переживанием религиозного опыта эпилептиком. Однако он ссылается при этом на ряд других исследований, в которых не были обнаружены такие закономерности.

КАК И КОГДА — ПРАВИЛЬНО — ОБРЕЗАТЬ ПИПИСКУ…

 

fales_miletsky 

9 янв, 2014 20:00 (UTC)

Сами знаете прекрасно, что религия начинается там, где мошенник встречает дурака. А уж магия и всякая эзотерика — еще тот бизнес! Циничный, очень циничный.

Однажды, по роду работы, в году 91-ом, был я свидетелем такого действа «а-ля Кашпировский-Чумак». Один из сотен тогдашних целителей-гастролеров называл себя Мерген. И нагрянул он однажды в наш городок, в котором 120 тыс. населения. Заводской городок — заводской ДК. Мест эдак на 400-500.

Монгольского вида мужичок. Суховатенький, глазки поросячьи бегают, усики Ретта Батлера. С ним шайка ассистентов. В основном тетки. А мне, как начальнику, вместе с охраной пришлось натиск публики сдерживать в парадном. Такого количества безумных и отчаявшихся лиц я не видел ни до, ни после. Нас с милицией буквально снесло, так как эти негодяи-клоуны распространили слух, что представление будет одно и магии на всех не хватит. Я кричу в потные злобные лица купивших билет: «Что ж вы в церковь-то не идете??» А они в ответ: «Не учи нас жить!!!» Тогда я четко понял для себя, что такое фанатичная толпа идиотов.

Понятно, что сеансов было несколько. Да еще и два дня к ряду. Но люди текли рекой. Несли банки с водой и все такое. Потом банки эти расставили на сцене, по краю. И брали с этих банок нехилую мзду со зрителей. Ассистенты еще успевали с разносами бегать по рядам и впаривать какую-то безумную, но дорогую лабуду, типа амулетов, повязок и бумажек с заговорами. При средней зарплате 100-150 рублей на заводе, одна банка стоила от 50 рублей и выше. Амулет — рублей 30-40. Бумажка с пиктограммой — десятку, кажется. Ну а сам билет на этот дурдом стоил от 50 до 100 рублей. И люди сами отдавали деньги мошенникам в руки. И деньги немалые.

Запомнил я этого Мергена крепко. Но сдается, что не он главный в процессе был. А ушлая тетка-администратор всего этого циркового действа.

По-поводу заразности. Есть такое понятие — массовый психоз. Или массовая душевная болезнь. Это весьма опасно. Ну а уж если подкармливать эти страхи да шизоидные идеи, скажем, с экранов телевизоров или через прессу, то эти гнилые семена обязательно приживутся в почве невежества и истерии, дадут всходы.

В любом случае — только к специалисту-психиатру с такими чудесами.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *