Большинство наших современников настолько привыкли к своей территории обитания, особенно, если на ней жили предки столетия вглубь, не говоря о тысячелетиях (хотя про тысячелетия никто определенно не знает), что любые сведения о том, что далекие предки прибыли откуда-то из дальних краев, за тысячи километров, встречаются с сильным недоверием.

Когда популяционная генетика человека делала первые шаги, одной из первых ее установок была та, что предки современных европейцев гаплогруппы R1b, к которой относятся две трети мужского населения Европы, жили там, в Европе, со времен как минимум 30 тысяч лет назад. То есть они были современниками неандертальцев, правда, на излете жизни последних, и это они, предки современных носителей гаплогруппы R1b, рисовали 15-20 тысяч лет назад впечатляющие по артистичности картины диких животных и сцены охоты на них на стенах пещер на юге Франции и Испании, и вообще Европа принадлежала им всегда по праву, а как же иначе? Откуда эта «установка» появилась – никто не задумывался.

Когда я начал заниматься расчетами времен жизни древних предков, основываясь на гаплотипах их современных потомков, а было это лет восемь назад, тогда эти расчеты в расчет (извините за каламбур), серьезно не принимались. Моей вины в том не было. Не я заложил основы принципов этих расчетов (хотя, надо сказать, мы с коллегами их усовершенствовали), и не я превратил эти «основы» в полную свалку, как продолжается попгенетиками до сих пор.


Дело в том, что попгенетики договариваться в отношении расчетов не умеют. Они не могут сесть в кружок или какой другой квадрат и договориться, как считать, какие принципы при этом использовать, какие константы скорости мутаций принять за основу, как учитывать возвратные мутации. Они предпочитают делать заявления, например, что предки носителей гаплогруппы R1b жили в Европе 30 тысяч лет назад, а предки носителей гаплогруппы R1a впервые появились на Украине 15 тысяч лет назад, пардон, теперь уже 10 тысяч лет назад, и пересиживали там ледниковый период в некоем убежище, хотя, пардон, тогда ледникового периода уже не было, но все равно гаплогруппу R1a надо называть «украинской». И никто не оспаривал, никто не задавал вопросов, а откуда это всё? Как рассчитывали, кто рассчитывал, на основании каких данных? Не задавали, потому что среди попгенетиков подобные вопросы задавать не принято. Особенно, когда вот такие сведения изрекают «тяжеловесы» попгенетики. Тяжеловесам в попгенетике надо верить на слово, закон такой. Наверное, потому что иначе выйдет боком. В статью соавтором не возьмут, статью отклонят, и вообще, «жена, дети, Серна, дети от Серны и еще от одной женщины, которая живет в Ростове-на-Дону»…

Так и жила себе такая наука, популяционная генетика человека. И продолжает жить. Принципы – те же. Но когда кто-то посягает на эти принципы и на «тяжеловесов», то тогда хоть святых выноси.

Насчет «тяжеловесов» – это я не придумал. Именно этот аргумент был выдвинут в том относительно далеком году, когда я на основании расчетов по новым принципам показал, что предки носителей гаплогруппы R1b пришли в Европу всего 5 тысяч лет назад, даже несколько меньше, и пришли они из Азии, точнее – из Южной Сибири. Что тут началось… Это было воспринято, будто я заставляю европейцев (а они, в основном, были и остаются участниками англоязычных дискуссий по популяционной генетике) отказаться от своих предков. Было объявлено, что «тяжеловесы» знают, что говорят, и надо их слушать. А они говорят – 30 тысяч лет назад.

Прошло немало лет. Академическая наука отчасти сдала свои позиции в этом отношении, но только отчасти. «Тяжеловесы» теперь считают, что R1b пришли в Европу 10 тысяч лет назад, и при этом в качестве доказательства ссылаются на статьи других «тяжеловесов», в которых написано, что да, 10 тысяч лет назад, вроде бы, а те взаимно ссылаются на них, кто ссылается. Это в попгенетике называется «консенсус». Откуда пришли? Ну, как же, это любой знает, «тяжеловесы» же написали. Пришли из Турции, или, как ее там, из Малой Азии. Вот и карта у «тяжеловесов». Там показано. Правда, карта на Малой Азии и обрывается, восточнее карты уже нет.

Поэтому когда несколько месяцев назад при изучении ископаемых гаплотипов было найдено, что носители гаплогруппы R (предковой к R1b, в частности) жили в Южной Сибири, на Байкале, еще 24 тысячи лет назад, в среде попгенетиков был переполох. Про Малую Азию уже не вспоминают, как ее и не было. И про Европу с ее R1b якобы 30 тысяч лет назад уже особенно не вспоминают. Тем более что среди ископаемых гаплотипов в Европе гаплогруппы R1b ранее 4600 лет назад не обнаружено. А как же «тяжеловесы»? Сказали хоть слово, типа, что да, маху дали… ну что вы, в попгенетике такое не принято.

К тому же, попгенетики продолжают считать, что носители гаплогруппы R1b в Европе (и, видимо, везде) говорили на индоевропейских языках. Мнение лингвистов об этом узнать трудно, потому что лингвисты о гаплогруппах пока в своей массе не знают. Но поскольку лингвисты, которые занимаются кельтскими языками, или, во всяком случае, некоторые из этих лингвистов, полагают, что кельтские языки были принесены в Европу культурой колоколовидных кубков, ККК (надо сказать, что все мои попытки узнать, на чем это мнение основано, потерпели неудачу, нет таких данных, это скорее постулат), то когда они узнáют, что носители ККК – это в основном гаплогруппа R1b, то вуаля, они согласятся, что да, носители R1b говорили на ИЕ языках. Они же ведь ККК, теперь и научно доказано, тяжеловесами, конечно, значит, индоевропейские языки. Так круг и замкнется.

Понимаете, в каких условиях приходится работать?

Но это даже интересно. Хотелось бы задать вопрос – а кто же тогда говорил в Европе на неиндоевропейских языках, которых было множество вплоть да начала нашей эры? Но этот вопрос все равно повиснет, никто на него не ответит. Нет таких данных. И вообще, «тяжеловесы» молчат, значит, даже задавать такой вопрос неприлично.

Переход от введения к резюме

Пора начинать мостить дорожку к резюме этого очерка, перейти от критики к более конструктивным высказываниям. Введение было призвано обозначить рамки, так сказать, того, что сейчас представляет академическая наука в отношении происхождения двух третей мужского населения современной Европы. Если мягко сказать, то мало что представляет. Вот пару месяцев назад уже начали представлять, потому что узнали, что Южная Сибирь заняла место в этом происхождении. Но что это, по сути, за место; как эрбины, носители гаплогруппы R1b, попали в Европу; какими путями, когда, с какими крупными историческими событиями это было связано, с какими археологическими культурами; на каком языке они, эрбины, тогда разговаривали – понятия об этом в академической науке нет. Конечно, если сейчас об этом рассказать, и путь эрбинов показать, то «оне» встрепенутся, и скажут, что так это известно, действительно, есть языки, которые пятнами идут от Сибири до Америки и Европы, соединяя так называемые изолированные языки, называются дене-кавказские, вот это они и есть. Их давно изучают, поэтому новизны здесь никакой нет. На что я отвечу, что задним умом все крепки. Особенно когда про древних эрбинов рассказать и показать их миграционный путь.

Кстати, вот характерная иллюстрация к способу мышления попгенетиков, которые любые данные соединяют друг с другом прямой линией, и получают соответствующий прямолинейный ответ. Который, в свою очередь, формулируется на базе линейного мышления. Недавно в Южной Сибири, в селении Мальта около Байкала, нашли ископаемую ДНК четырехлетнего мальчика с гаплогруппой R, археологической датировкой 24 тысячи лет назад, и геномом, в значительной степени сходным с геномом современных американских индейцев. Вот что написал об этом журнал «Archaeology» (май-июнь 2014, стр. 13), повторив то, о чем писали десятки изданий, включая ведущие научные журналы Nature и Science: это сходство геномов означает, что потомки этих людей, к которым принадлежал погибший мальчик, мигрировали в Америку (some of the Mal’ta people’s descendants migrated to the New World). И журнал продолжил (опять то, что десятки и сотни раз повторялось в научной печати), что самым удивительным оказалось то, что геном этого мальчика близок к геному не только американских индейцев, но и европейцев, а не восточных азиатов, которые, как полагала наука, и заселили древнюю Америку. А теперь оказывается, продолжил журнал «Археология», что через Берингию в древнюю Америку вместе шли европейцы и азиаты. И цититирует известного археолога из Университета Техаса – «генетика рассказала нам об их прародине», то есть прародине американских индейцев, которая есть теперь гаплогруппа R.

Так вот, здесь всё – недоразумение, вызванное тем самым «линейным мышлением». В Америку потомки гаплогруппы R из Мальты (и вообще из Южной Сибири) не уходили. Уходили их братья из гаплогруппы Q, которая и сейчас основная у американских индейцев. Гаплогруппы R и Q образовались из одного общего предка, гаплогруппы Р, потому-то их геномы сходны, как сходны геномы родных братьев. Конечно, за прошедшие десятки тысяч лет геномы разбавились привходящими фрагментами генома других людей, но многое у носителей гаплогрупп R и Q осталось общим. Вот носители гаплогруппы Q и ушли в Америку, и были они в то время восточными азиатами, как наука и полагала. Сейчас эта гаплогруппа распространена среди монголов. Потом в Америку ушли и носители гаплогруппы С, тоже восточные азиаты. Они заселили только небольшую часть Северной Америки, в то время как более 90% южноамериканских индейцев имеют гаплогруппу Q. Так что про восточных азиатов как основных мигрантов в Америку наука была права, а популяционные генетики все испортили. И это обычное дело, когда в науке работают люди с «линейным мышлением». О том, что общие геномы могут быть от общих предков, им в голову не приходит, потому что надо уже включать трехмерное мышление. Я столь подробно останавливаюсь на этом примере, потому что он нам далее понадобится.

Возвращаемся к дене-кавказским языкам, которые пятнами идут от Сибири до Америки и Европы, соединяя так называемые изолированные языки. И к тому, что их давно изучают. И к тому, высказывал ли кто в науке гипотезу, что это языки носителей гаплогруппы R1b в ходе их древнейших миграций из Сибири в Европу между 16 и 5 тысячами лет назад. Или если не гаплогруппы R1b, то хоть какой-то определенной популяции, или определенной гаплогруппы, для которой есть хоть что-то общее в отношении происхождения, истории, родовой принадлежности дене-кавказских языков.

Ответ прост – нет, конечно. Но давайте все-таки рассмотрим, что про дене-кавказские языки известно. Кто на этих языках разговаривал, где и когда, или продолжает разговаривать до сих пор. И попытаемся связать их изолированные пятна с миграционным путем эрбинов. Заранее скажу, что связываются, и неплохо. Но это когда знать, что связывать, и в какую сторону.

Дене-кавказские языки

Итак, дене-кавказские языки, они же сино-кавказские. Ниже – карта их распространения. Действительно, некие пятна, друг с другом не связанные. Источник карты – сайт Игоря Гаршина


Ниже – карта несколько расширенная. Добавлены некоторые не-индоевропейские языки, проходящие полосой от Ближнего Востока через Средиземноморье до Пиреней.


Какие языки показаны на первой карте, и какие добавлены во вторую?

На первой карте показаны дене-енисейские языки (енисейские – небольшая языковая семья в Сибири; на-дене (атапаскские языки) – языковая семья в Северной Америке). К сибирским языкам с юга примыкают (на карте) сино-тибетские языки и бурушаски (изолированный язык в Пакистане, по структурным характеристикам занимающий промежуточное положение между северокавказскими и енисейскими языками). Интересно, что бурушаски связывают с хуррито-урартскими языками, но то ли напрямую, то ли через северокавказские языки – неясно. Дальше на запад, после огромного географического зазора, показаны северокавказские языки, которые объединяют две языковые семьи Северного Кавказа – абхазо-адыгские языки (с которыми сближают хаттский язык) и нахско-дагестанские языки, которые, в свою очередь, связывают с афразийской макросемьей. Наконец, после еще одного огромного географического зазора – баскские языки, на Пиренеях и на юге Франции, еще один изолированный язык.

На второй карте к сино-кавказским добавлены ряд европейских и ближневосточных мертвых языков – этрусский, ретийский и лемносский (и вообще вся семья тирренских языков), иберский, шумерский, вакашские, салишские и хайда, каскский (сравнивается с хаттским), кутийский, он же гутийский и гутейский (сравнивается с хуррито-урартскими языками); южнолузитанский, сиканский, лигурийский, шарданский, пиктский и аквитанский (вместе — баскиберские, предполагаются родственными баскскому языку), нивхский, кусунда, нахали.

В целом, классификация дене-кавказских языков подразделяется на две категории – изолированные языки (примеры – енисейские, бурушаски, баскские), и мульти-дивергентные (далеко разошедшиеся, примеры – на-дене, или атапаскские, сино-тибетские, северокавказские). Откуда эта классификация появилась, и как это воспринимается лингвистами?

«Сино-кавказская гипотеза», или, как она была позже названа, «дене-кавказская» (cм. Bengtson, Materials for a Comparative Grammar of the Dene-Caucasian (Sino-Caucasian) Languages, 2008), была предложена С.А. Старостиным в 1982-1984 гг. Основные обобщающие статьи, большей частью неопубликованные, отчасти из-за безвременной смерти С.А. Старостина в 2005 г, приведены здесь. Из них можно отметить статьи «Word-final Resonants in Sino-Caucasian» (1996), «Sino-Caucasian» [comparative phonology] ( 2004-05), «Sino-Caucasian» [comparative glossary] ( 2004-05).

Дене-кавказские языки были объединены С.А. Старостиным на основе метода глоттохронологии и сравнительной этимологии. Результат получился сложный и неоднозначный. Как написал сам С.А. Старостин, представляя свой труд, «если читатель хочет видеть простую и ясную систему соответствия между сино-кавказскими языками, ему стоит прекратить это чтение и переместиться в лагерь критиков». И этот лагерь немалый, включая такие прославленные фамилии, как лингвист С. Яхонтов.

Естественно, мы не будем расматривать здесь этимологию дене-кавказских языков, которая не только сложна, но и составляет десятки и сотни страниц текста. Поверим С.А. Старостину и его сторонникам на слово, и ограничимся только географией языков и их датировками. В отношении географии тоже поверим на слово, и ниже будет пояснено, почему. Подсказка – потому что подтверждается данными ДНК-генеалогии.

Датировки и направления древних перемещений дене-кавказских языков лингвистами ужасны, и показывают, как незнание ДНК-генеалогии и направлений древних миграций, получаемых на основе перемещений Y-хромосом, подкрепленных результатами современного изучения гаплотипов, гаплогрупп, субкладов, приводит к совершенно произвольным, недостоверным выводам. В общем, это можно понять – у Старостина и его учеников задача была сложной – на основе этимологии и совершенно «потолочных» датировок, больше «по понятиям», чем по науке, понять, в какую сторону двигались языки. При этом они почему-то, как правило, отдавали предпочтение передвижению с запада на восток. Если этимология близка на Кавказе и в Сибири, значит, ясное дело, это с Кавказа шли в Сибирь – люди и языки. Почему-то не из Сибири в сторону Кавказа, как на самом деле и было (см. ниже). То же самое с языком бурушаски – якобы с Кавказа на восток. То же самое с Америкой – опять передвижение шло якобы с Кавказа на восток, через Гималаи в Америку. Как это – «через Гималаи в Америку» – пояснения нет.

Кстати, упомянув язык бурушаски (он же буришский), выявляемый на севере Кашмира, в отрогах Каракорума, стоит сообщить, что это язык бесписьменный, и по некоторым данным (или, скорее, соображениям некоторых лингвистов) имеет немало сходства в структуре предложений и слога с этрусским языком. На одном из диалектов бурушаски (ясинском) фраза «эта лошадь хорошая» звучит как Se haghor shuan bi, фраза «он сидел» – Ja hurutam bam, а «она сидела» – Mo hurutum bum.

ДНК-генеалогия показывает, что люди и языки, по всей видимости, именно дене-кавказские, передвигались из Сибири в обе стороны – на север и далее восток через Берингию в Америку, и на запад по Евразии на Русскую равнину, затем на Кавказ и далее в Месопотамию, на Ближний Восток, далее на запад до Атлантики, переправа через Гибралтар на Пиренеи, оседание там популяции эрбинов, которая позже получила название баски, и далее в Европу как культура колоколовидных кубков. Эти люди были носителями гаплогруппы R1b, и пришли они на Пиренеи только 4800 лет назад. Современные баски, на 85-90% носители гаплогруппы R1b, имеют общего предка давностью около 4000 лет назад, а вовсе не 11 тысяч лет назад, как повествует лингвистический сайт Игоря Гаршина, пересказывая концепцию С.А. Старостина о дене-кавказских языках. Откуда взялись эти 11 тысяч лет – совершенно непонятно. Либо это чистые фантазии, «по понятиям», либо глоттохронология не работает на агглютинативных языках, в частности, на дене-кавказских (об этом – во второй части настоящей статьи). Сравнивать-то не с чем, что получилось, то и получилось. Но ДНК-генеалогия дала материал, с чем сравнивать.

Аналогично, по соображениям лингвистов, «дивергенция дене-кавказского праязыка произошла 10-11 тысяч лет назад, в одном из районов Юго-Западной Азии – в Анатолии, или… по-видимому, в зоне и в эпоху «благодатного полумесяца» – протогороде Чатал-Гуюк». Откуда возникла эта дата и место, и на чем это основано – совершенно неясно. Видимо, опять «по понятиям». Как будет ещё показано, указанные регионы были просто транзитными пунктами евразийской миграции эрбинов 7-5 тысяч лет назад, с востока до Кавказа, далее в Месопотамию и далее на юг, на Ближний Восток, и затем на запад, до Европы. Поэтому общий предок испанских басков (в основном гаплогруппа R1b) датируется около 4000 лет назад.

Еще занятно (правда, на указанном сайте это идет по разделу «гипотезы независимых исследователей»), что «местное индейское население (в Америке – ААК) обосновалось там еще в 30-м тысячелетии до н.э. «До н.э.» здесь звучит довольно забавно. Напоминает лекцию полковника, что «при взрыве атомной бомбы развивается температура в несколько миллионов градусов по Цельсию», и на вопрос – а может, по Фаренгейту? – последовал ответ, что нет, именно по Цельсию. Но основное дело в том, что датировка 30 тысяч лет назад среди специалистов даже не обсуждается, кроме нескольких маргиналов, которые всегда и везде объявляются. Реально обсуждаются датировки культуры Кловис, не ранее 13 тысяч лет назад, солютрейская гипотеза, примерно 17 тысяч лет назад, или прибытие в Америку мигрантов через Берингию примерно 16-20 тысяч лет назад.

Еще гипотеза: предки сино-кавказцев – первые европеоиды. Это, конечно, гигантская натяжка. Первые европеоиды жили по данным ДНК-генеалогии примерно 50 тысяч лет назад, и древнейшие европеоидные черепа были найдены в Италии и Англии с датировкой 45 тысяч лет назад (Benazzi et al., 2011; Higham et al., 2011). Но предками дене-кавказцев действительно были европеоиды, гаплогрупп P, Q, R1b, как минимум 24 тысячи лет назад, как свидетельствуют ископаемые ДНК (Balter et al., 2013).

Так и практически все остальные датировки, достоверность та же, точнее – никакой. Нет никаких сведений о переселении кавказцев на восток – якобы через Среднюю Азию и Памир в Индию, принеся языки бурушаски в Кашмир, нахали в Центральной Индии, кусунда в Гималаях, а также китайско-тибетско-бирманские языки в их основе. Нет таких миграций, точнее, ДНК-генеалогия их не видит, и сами они никак не вписываются в картину древних миграций. Да и зачем это придумывать? Гораздо достовернее отнести это за счет тех же эрбинов, которые передвигались с востока на запад по Евразии между 16 и 6 тыс. лет назад, и определенно были и в Южной Сибири, и на Памире, и в Средней Азии, и далее на Кавказе. Их путь на запад отмечен также драгоценным камнем (драгоценным в те времена) лазуритом, или ляпис-лазурью, месторождений которого в мире немного, и они без труда идентифицируются. Об этом в нашей статье будет позже. Так что здесь не только данные ДНК-генеалогии, там комплекс совместимых данных. С Кавказа эрбины прошли до Ближнего Востока, основали, по всей видимости, государство шумеров, прошли на запад по Северной Африки до Атлантики, переправились около 5 тысяч лет назад через Гибралтар на Пиренейский полуостров, оставили там и далее в Южной Франции басков, и заселили Европу, поначалу как культура колоколовидных кубков, между 4500 и 3000 лет назад.

Как будет показано в настоящей статье, «пятна» дене-кавказских языков на карте Евразии практически все попадают на миграционный маршрут эрбинов, носителей гаплогруппы R1b. Американская ветвь дене-кавказских языков (языки на-дене) легко объясняется миграцией в Америку носителей гаплогруппы Q, «двоюродного деда» гаплогруппы R1b. Так что теперь можно перейти к резюме этой статьи (в двух частях).

Резюме

Несмотря на все фантазии, искажения, нестыковки в описаниях направлений передвижения и датировках у С.А. Старостина и его учеников и сторонников, мы в этой статье выражаем поддержку концепции С.А. Старостина о дене-кавказских языках. Главное, что он сделал – это выявил географию языков, которые действительно объединены одной общей особенностью – это языки в своей динамике на протяжении многих тысяч лет были языками эрбинов – носителей гаплогруппы R1b, их непосредственных предков – носителей гаплогруппы Р и потомков гаплогруппы Р – гаплогруппы Q. Иначе говоря, эти языки – от Сибири на восток до Америки, и от Сибири на запад до Европы – были языками гаплогруппы Р и ее потомков – братских гаплогрупп Q и R, и их нисходящих субкладов, в первую очередь R1b (возможно, и R2). Эти родственные отношения между гаплогруппами и субкладами поясняются на следующей диаграмме, дереве гаплотипов (справа – индексы необратимых снип-мутаций, которые фактически и создают гаплогруппы и субклады):

Видно, что от гаплогруппы Р отходят гаплогруппы Q и R, от гаплогруппы R отходят R1 и R2, от R1 отходят гаплогруппы R1a и R1b. По географической картине дене-кавказских языков и известной картине миграций гаплогрупп следует заключить, что на этих языках разговаривали носители гаплогрупп Q и R1b, значит, и гаплогрупп R, R1 и R2, и, видимо, гаплогруппы Р как родительской по отношению к гаплогруппам Q и R. Они выделены на схеме выше желтым цветом. Вполне возможно, что на этих же языках, в соответствующей их динамике, говорили и носители родительских гаплогруп K и IJK, но у нас нет для этого данных. Да и было это очень давно. Предки гаплогруппы Р жили примерно 45 тысяч лет назад, гаплогрупп Q и R – 35 тысяч лет назад, гаплогрупп R1 и R2 – 26 тысяч лет назад, гаплогруппы R1b – 16 тысяч лет назад. Время жизни предков гаплогрупп K и IJK уходит уже к 55 тысячам лет назад. Но интересно, что гаплогруппы О и N – это, скорее всего, носители древнейших языков алтайской группы, с ДНК-генеалогическими датировками примерно 35-45 тысяч лет назад.

Сейчас гаплогруппа О является преобладающей гаплогруппой у китайцев, N – угорская и финская гаплогруппы, а также гаплогруппа (субклад N1c1) южных балтов, говорящих уже на индоевропейских языках. Еще интересно то, что гаплогруппа R1a по какой-то пока неизвестной причине, и когда – неизвестно, но, видимо, ранее 10 тысяч лет назад, заговорила на прото-индоевропейских языках, которые затем стали арийскими, затем – индоевропейскими, и затем распространились на носителей гаплогруппы R1b, видимо, только в I тыс. до н.э.

Перейдем к описанию того, как это все произошло. Но перед этим отметим два обстоятельства. Первое – я не имею лингвистического права называть языки миграционного маршрута эрбинов 16-3 тысяч лет назад дене-кавказскими языками без соответвующего этимологического обоснования, которое могут сделать только лингвисты. Я могу это только предполагать, оставляя лингвистам продолжить доказательства, или давая возможность им эту гипотезу отвергнуть. Поэтому в данной работе я называю этот язык «эрбин», по имени его носителей, и уже условно – дене-кавказским. То, что язык эрбин, уже доказывать не нужно, это просто по определению, как язык гаплогруппы R1b, во всяком случае, до перехода эрбинов на индоевропейский язык. Второе – я имел ранее неосторожность (или, напротив, предвидение) назвать этот язык «прото-тюркским», потому что евразийский маршрут эрбинов проходил по территориям, на которых сейчас живет (в частности) тюркоязычное население, причем некоторые говорят на архаичных тюркских языках. Еще и потому, что в языке эрбин – много тюркских слов (об этом подробнее во второй части статьи, там же и ссылки). Здесь стоит упомянуть, что и дене-кавказские языки, и тюркские языки являются агглютинативными. Это, понятно, не доказательство их симбатности, есть еще фонетика и лексика, но это показатель отнесения в одну структурную группу. В ответ на предварительную публикацию (в 2010 году) поднялся вал возражений, что тюркские языки молодые, и датируются в основном первым тысячелетием нашей эры, и потому не могли быть языком эрбинов тысячелетия назад. Но я писал «прото-тюркские языки», о которых в настоящее время почти ничего не известно.

Не случайно на проекте «Вавилонская башня», основанном С.А. Старостиным, нет раздела «прото-тюркские языки». Напомню, что о них писал чл.-корр. АН СССР С.Е. Малов в своей работе «Древние и новые тюркские языки» (1952), говоря о каменописных памятниках из бассейна р. Таласа и Енисея:

За это время о тюркских языках мы можем заключить, что они имели уже до того довольно большую историю; не только трудно, но и невозможно допустить противное… Языки по этим памятникам представляют собой результат очень большого развития и, таким образом, можно с несомненностью предположить, что тюркские языки, которые мы знаем и которые мы без особого труда могли бы понять, т. е. тюркские языки в настоящем их, известном нам, составе и теперешней конституции были за несколько веков до нашего летосчисления, веков за пять! Уходить же дальше, в глубь веков, в историю тюркских языков нам не позволяет наше знание, или, лучше сказать, – наше незнание. Разумеется, и дальше, в глуби веков, были тюркские языки, но их мы со своим теперешним знанием не поняли бы; нам неизвестны были бы какие-либо звуковые чередования, особые фонетические законы и тогдашняя лексика, особенно по каким-либо реалиям древних тюрков.

Так что это уже область лингвистов – доказать или опровергнуть, что современные дене-кавказские языки имеют в своей основе прото-тюркские языки давности 15-5 тысяч лет назад. Это будет делом непростым, хотя немало данных уже есть, и были доступны с начала 20-го века (Ф. Хоммель, 1915). А без этого критика данного положения бессмысленна и непродуктивна. Хотя я на «прото-тюркских» сейчас вовсе не настаиваю. Есть язык эрбин, и есть дене-кавказские языки, и этого вполне достаточно для рассмотрения на этом этапе исследования. Хотя продолжаю считать, что признание дене-кавказских языков прототюркскими, хотя бы отчасти, на определенном этапе их эволюции, примирит тюркологов и индоевропеистов.

Ниже – карта современного распределения носителей гаплогруппы R1b в Евразии и Африке (вглубь Африки, до Камеруна и Чада, уходит ветвь R1b-V88, см. схему субкладов R1b ниже) (Klyosov, 2012):

Видно, что эта карта практически совпадает с картой распредения дене-кавказских языков по современной Евразии. В них не вписывается скопление гаплотипов R1b на Русской равнине (от Урала до Польши и восточной Прибалтики), но понятно почему – носители гаплогруппы R1b там сейчас говорят в основном по-русски, даже если они потомки древних эрбинов, которые, возможно, говорили на дене-кавказских языках. Прошли ведь многие тысячелетия, носители гаплотипов расселились и многие поменяли язык. Удивительно другое – что многие потомки продолжают жить на родине своих далеких, древних предков.

Эрбины (носители гаплогруппы R1b), их язык эрбин, его возможная
идентичность в соответстующей языковой динамике с дене-кавказскими языками,
и история эрбинов в период с 16 до 5 тысяч лет назад

Итак, на основании данных ДНК-генеалогии выдвинуто положение, что в древности, вплоть до начала, а то и середины 1-го тысячелетия до н.э., во всей Евразии, вплоть до Атлантического океана, поочередно доминировали два языковых поля – дене-кавказское (язык эрбин, возможно, прототюркское) и индоевропейское, то есть языки гаплогрупп R1b и R1a, соответственно. Носители этих гаплогрупп передвигались на определенном историческом этапе (6-4 тысяч лет назад) по Среднерусской равнине встречными курсами, с временной разницей в 1-2 тысячу лет, но во многом по тем же территориям, что и запутало лингвистов и археологов и привело к ошибочной в своей основе «курганной» теории «индоевропейской прародины».

«Дене-кавказская» гаплогруппа R1b продвигалась из Южной Сибири, где ее предковая гаплогруппа R была обнаружена в древних костных остатках с датировкой 24 тысячи лет назад (Balter et al., 2013), а сама гаплогруппа R1b образовалась в том же регионе примерно 16 тысяч лет назад. Миграции с европейской стороны Урала шли через территории средневолжской, самарской, хвалынской (в среднем течении Волги) и древнеямной («курганной») археологических культур и культурно-исторических общностей (8-6 тысяч лет назад и позднее; общий предок этнических русских гаплогруппы R1b жил 6775±830 лет назад), северного Казахстана (пример – ботайская культура, фиксируемая археологами 5700-5100 лет назад, скорее всего, намного древнее), перешла через Кавказ в Анатолию (6000±800 л.н. по датировке гаплотипов современных кавказцев гаплогруппы R1b1а2), и через Ближний Восток (Ливан 5300±700 л.н.; древние предки современных евреев 5150±620 л.н.) и Северную Африку (берберы гаплогруппы R1b 3875±670 л.н.) перешла на Пиренейский полуостров (4800 лет назад) и далее на Британские острова (общие предки гаплогруппы R1b датируются – в Ирландии 4940±410 л.н., Англии 4930±360 л.н., Шотландии 4480±340 л.н., см. Клёсов, Вестник Академии ДНК-генеалогии, март 2014, стр. 451-453) и в континентальную Европу (Фландрия 4150±500 л.н., Швеция 4225±520 л.н.). Путь в континентальную Европу с Пиренеев – это путь и времена культуры колоколовидных кубков.

Параллельно следы древних носителей R1b прослеживаются на Балканах (4050±890 л.н.), отдельно в Словении (4050±540 л.н.), в Италии (4125±500 л.н.). Начало III тыс. до н.э. – это начало времен дене-кавказских языков в Европе и исчезновения из Европы «пра-индоевропейской» гаплогруппы R1a, которая заселяла Европу с 9-8 тыс. лет до н.э., хотя она пока не обнаружена в древних захоронениях европейского мезолита (до настоящего времени обнаружены только гаплогруппы G, E и I). Гаплогруппу R1a фактически спасло то, что в первой половине III тыс. до н.э. ее носители перешли из Европы на Русскую равнину, и заселили территории от Балтийского до Черного моря, 4500 л.н. они уже были на Кавказе, 3600 л.н. в Анатолии (по данным гаплотипов гаплогруппы R1a современной Анатолии). Тем временем на Русской равнине они прошли до Южного Урала и далее в Южную Сибирь примерно 4000 л.н., в те же времена основали андроновскую археологическую культуру, заселили Среднюю Азию (4000-3500 л.н.) и примерно 3500 л.н. частью перешли в Индию и Иран как арии, принеся туда арийские диалекты, что фактически замкнуло языковую связку с арийскими языками (R1a) и привело к появлению индоевропейской семьи языков.

Итак, 4500-4000 лет назад носители гаплогруппы R1a практически исчезают из зарубежной (в нынешнем понимании) Европы, кроме, наверное, носителей субклада R1a-L664, которые сохранились на крайнем северо-западе Европы, и имеют гаплотипы, которых нигде больше нет – кроме тех случаев, когда они сами перенесли их на новые места в последние века – в Англию, США, Канаду. Европа становится практически полностью неиндоевропейской с прибытием эрбинов (начало III тыс. до н.э.), и это продолжается до середины I тыс. до н.э. (3000-2500 лет назад), когда гаплогруппа R1a начинает перезаселять зарубежную Европу, и происходит обратная замена дене-кавказских языков на индоевропейские. Такая языковая и гаплогруппная, или родовая (в терминах ДНК-генеалогии) чересполосица на Русской равнине, в Передней Азии и в Европе привела к неверным лингвистическим и археологическим концепциям типа «курганной культуры», где были перепутаны языки (постулирован «индоевропейский», когда там был язык эрбин, видимо, дене-кавказский), направление движения («пра-индоевропейский» продвигался на восток, а не на запад, как дене-кавказский, куда его отправляли творцы и сторонники «курганной культуры»), времена (пра-индоевропейский язык продвигался по Русской равнине в III тыс. до н.э., в то время как древнеямная, она же «курганная» культура рассматривается в основном на тысячелетие раньше).

Подобное произошло и в отношении «анатолийской теории», в которой за «прародину индоевропейцев» был принят транзитный путь миграции носителей гаплогруппы R1a на запад, в сторону Европы. Вкупе с последующей по времени миграцией дене-кавказских (ДК) языков по Русской равнине (как минимум со времен 10 тысяч лет назад) и далее в Европе, на протяжении более двух тысячелетий (с начала III тыс. до середины I тыс. до н.э.) это привело к фундаментальному непониманию роли, направлений миграции, времен миграции ИЕ и ДК на Русской равнине и в Европе. Из-за этого носителям гаплогруппы R1b на пути в Европу 6-5 тысяч лет назад и в Европе 5-3 тысячи лет назад был приписан индоевропейский язык, без минимально обоснованных предположений, откуда он у них в те времена появился, когда и от кого, поскольку на Кавказе, в Месопотамии, на Ближнем Востоке и в Египте во времена 7-5 тысяч лет назад, то есть когда там были эрбины, ИЕ языки замечены не были. Не были они ни у шумеров, ни у египтян, ни у басков. И только в кельские времена, в середине I тыс. до н.э., в Центральной и Западной Европе внезапно появился ИЕ язык, хотя к этому времени арии в Индии давно говорили на ИЕ языках. И гаплогруппа у них была преимущественно R1a, а не R1b. R1b в те времена в Индии почти не было. До 72% высших каст в Индии состоят из потомков ариев, носителей гаплогруппы R1a, особенно этой гаплогруппы много у браминов. Носителей гаплогруппы R1b среди высших каст – минимальное количество, и среди 367 браминов, тестированных на гаплогруппы, ни одного не оказалось с гаплогруппой R1b (Sharma et al, 2008). Это всё указывает, что ариями носители R1b не были, и на ИЕ языках не говорили. Не были они, соответственно, и индоевропейцами в те времена, ранее I тыс. до н.э.

Исходя из этого, нетрудно понять суть (безрезультатной) борьбы, которую ведут друг с другом тюркологи и «иранисты» уже более ста лет. Нетрудно понять, если вместо понятия «тюркские языки» подставить «языки, эволюционировавшие из языков на-дене», или, если на-дене по каким-то причинам не подходит, подставив «языки, эволюционировавшие из языка эрбин». Но, к сожалению, уже более ста лет «иранисты», или более широко, «индоевропеисты», с одной стороны, и тюркологи, с другой, полностью отрицают вклад языковой группы оппонента в евразийский языковый ландшафт древности (от начала нашей эры и древнее), уверяя, что в Европе и Азии либо сплошной «индоиранский» субстрат, либо, напротив, сплошной тюркский. На компромисс они не идут. Примеры даны ниже.

Объяснение этому довольно простое. Обе стороны правы, но на свою половину. Две крупнейшие гаплогруппы Евразии, R1a и R1b, разошедшиеся (точнее, образовавшиеся и разошедшиеся) 20-16 тысяч лет назад, лингвистически эволюционировали от общих языков, соответственно, в пра-арийский (позже названный «пра-индоевропейским») и язык эрбин, или дене-кавказский, что, возможно, и есть древний прото-тюркский и далее тюркский, соответственно. Как его назвать – это не так важно, если знать, какая фактическая связь между ними.

А поскольку пути носителей гаплогрупп R1a и R1b в Евразии, как уже отмечалось, во многом пересекались на тех же территориях, зачастую с расхождением на тысячелетие-два (миграции R1a древнее в Европе, миграции R1b древнее в Азии), то и «субстрат» они оставили наслаивающийся один на другой, и во многом переплетающийся. Поскольку агглютинативные языки, вероятно, менее подвержены временным изменениям, чем флективные индоевропейские, тюркологи с легкостью объясняют почти все «иранизмы» на тюркской основе. Они находят у античных писателей сплошные тюркизмы, как в именах, так и в названиях предметов и отдельных терминов. Иранисты в ответ машут рукой и приводят свои версии, по которым, естественно, никаких тюркизмов в Евразии в прошлой эре и, тем более, ранее не было. Или игнорируют, или принимают научно-репрессивные меры. Любой тюрколог приведет массу примеров.

Разумеется, «иранисты» парируют, что древнейшая тюркская лексика в Европе связана с булгарской группой и привнесена в середине I тыс. нашей эры (конец 4 до 7 веков н.э.), и это тоже правильно. Но, как это часто бывает, объяснение может не являться единственным. Похоже, что под тюркской лексикой в Европе залегают пласты языка эрбин, он же (возможно) дене-кавказские языки. Многие лингвисты это замечают, но не могут объяснить. Например, в недавней книге лингвиста Ю. Кузьменко «Ранние германцы и их соседи» (2011) на 266 страницах многократно упоминается «неизвестный доевропейский субстрат» в германских языках, и отмечается, что около 30% общегерманского словарного состава не имеет соответствия в других индоевропейских языках, т.е. значительная часть германских слов может иметь субстратное происхождения. Мы не будем вдаваться в сферы лингвистики, просто отметим эти соображения, разделяемые и другими лингвистами.

Следующий раздел повествует о провостоянии «иранистов» и «тюркологов». Собственно, противостояния, как такового, не было и нет – это, скорее, фигура речи. Слишком неравносильны были обе стороны, чтобы говорить о «противостоянии». Но эта фигура речи отражает суть проблемы.

О противостоянии «иранистов» и «тюркологов». Только цитаты

Чтобы было понятно, это противостояние напоминает борьбу нанайских мальчиков. На самом деле никакого противостояния быть не должно. Обе стороны правы. Современные языки Евразии содержат активный вклад как прототюрков (дене-кавказские языки), переходящие в тюркские языки, так и ариев (арийские языки), переходящие в индоевропейские языки.

Ю.Н. Дроздов «Тюркская этнонимия древнеевропейских народов» (2008): «… представлены результаты иследований этнонимии древнеевропейских племён и народов по данным античных и раннесредневековых письменных источников. Установлено, что этнонимия этих племен и народов была тюркскоязычной» (аннотация к книге).

Там же: «Полученные результаты дают основание полагать, что подавляющая часть европейского населения с древнейших времен и до X-XII веков была тюркскоязычной».

Там же, стр. 5: «В античных и раннесредневековых письменных источниках, написанных на греческом, латинском и арабским языках, приводится большое количество названий древнеевропейских племён и народов. При этом среди них не встречается ни одного названия, которое можно было бы вывести из греческого, латинского или из какого-либо другого современного европейского языка… Лингвистический анализ древнеевропейских этнонимов показывает, что все они являются искаженными тюркскоязычными словами».

Там же, стр. 5-6: «Как показали результаты исследований, ни древнееврейский, ни древнегреческий язык не имели никакого отношения к этой (христианской) терминологии (двухтысячелетней давности). Она также вся была тюркскоязычной».

Там же, стр. 8-9: «В соответствии с концепцией современной исторической науки, все (скифские) племена считаются ираноязычными (правильнее – персоязычными). Причем, эта точка зрения приняла статус устойчивой аксиомы… (Напротив) Ряд учёных и специалистов уже достаточно длительное время доказательно утверждают, что все скифо-сарматские народы были тюркскоязычными».

В.И. Абаев «Осетинский язык и фольклор» (М.-Л., 1949, с. 239): «… мы получили некоторую сумму положительных, твердых и бесспорных данных, которые не могут быть поколеблены никакими будущими изысканиями и открытиями. Эти данные характеризуют скифский язык как иранский язык, обладающий чертами своеобразной и хорошо выраженной индивидуальности».

Ю.Н. Дроздов, стр. 9: «… современная историческая наука приняла этот вывод В.И. Абаева за аксиому, в результате чего этногенез всех европейских народов не находит внятного и логичного объяснения».

М.З. Закиев «Происхождение тюрков и татар» (М., 2003, с. 139-140): «Теория об исключительной ираноязычности всех племён, объединенных общим именем скифы, казалась правдоподобной, когда иранисты проводили этимологические исследования скифских письменных памятников только на основе отбора слов (этнонимов) однозначно иранского корня. Однако круг исследователей этих памятников расширялся. В дело включились и неиранисты, в частности, тюркологи и другие лингвисты. В научный оборот были введены слова с неиранскими корнями, особенно с тюркскими, что свидетельствовало о вхождении в скифское объединение тюркскоязычных племен… Получается замкнутый круг: археологи, руководствуясь мнением лингвистов, археологические культуры периода скифов и сарматов относят к ираноязычным племенам, а лингвисты-иранисты для подтверждения своей теории ссылаются на выводы археологов».

М.З. Закиев, там же: «Примечательно то, что все тюркологи, которые дошли до скифских материалов и сами изучили их, обязательно признают тюркскоязычность основного состава скифов и сарматов и доказывают это лингвистическими, этнологическими, мифологическими, археологиче-скими данными».

И.М. Мизиев «История рядом» (Нальчик, 1990, цит. по Т.А. Моллаев, «Новый взгляд на историю осетинского народа», в печати, стр. 6):

Т.А. Моллаев, «Новый взгляд на историю осетинского народа», в печати, стр. 6): «Данная таблица показывает несовместимое отличие этнического паспорта скифов, представленного археологическими данными, и индоевропейских народов… А также полную идентичность соответствующих характеристик средневековых тюркских народов со скифскими народами античности».

Т.А. Моллаев, там же, стр. 9: «Объяснялись скифские слова «иранистами» таким образом: брался какой-либо, зафиксированный в античных письменных источниках антропоним, этноним и т.п., затем к нему произвольно подыскивалась более или менее подходящая по звучанию из осетинского, или из других иранских и даже из иных индоевропейских языков лексическая единица. И после этого следовало считать, что подвергшаяся подобному сопоставлению лексическая единица скифских слов, переводится так-то и так-то с иранских языков. Этим способом и с таким же успехом можно было сопоставлять со скифскими словами лексические единицы любых других языков мира. И после этого, при некотором совпадении звучания, объявлять скифские слова переведенными с этих языков.

Таким образом, изначальное отсутствие необходимой научной методологии, а точнее, её игнорирование и определило возможность появления этой теории и её проникновение в историографию. Зачинателями же данной теории были три весьма тенденциозно настроенных индоевропеиста 19 века (Ю.Г. Клапрот, К.В. Мюлленгоф, В.Ф.Миллер). Используя аналогичный метод, при некотором желании, любое слово можно этимологизировать с любого языка мира».

Т.А. Моллаев, там же, стр. 11: «Всё бы ничего, если бы их подобные «научные» изыскания, а точнее – подделки, не стали бы на официальном уровне представлять в виде основательных научных аргументов. А вслед за этим и многие другие, введённые в заблуждение «иранистами»: и специалисты, и простые обыватели не стали бы полагать, что скифские племена (предки тюркских народов), и впрямь, разговаривали на иранском языке».

Д. Верхотуров (цит. по Т.А. Моллаеву, там же, стр. 15): «Если верить иранской теории, то из нее вытекает, что около середины I тыс. н.э. тюрки «выехали» с Алтая, быстро захватили и отюречили огромный «иранский мир», причем сделали это так хорошо, что не осталось никаких следов и фрагментов старого мира. Между тем, совершенно ясно, что формирование столь обширного тюркского мира заняло тысячелетия. Имеется совершенно определенный археологический комплекс степных народов, в первую очередь подкурганные погребения в деревянных срубах, погребения с конем и др., которые в археологических материалах степной полосы Евразии совершенно четко смыкаются преемственностью с культурой бесспорно тюркских народов. Начало этой преемственности уходит по меньшей мере к началу I тыс. до нашей эры».

И.М. Мизиев и К.Т. Лайпанов «О происхождении тюркских народов» (Нальчик, 1993, цит. по Т.А. Моллаеву, стр. 20): «В «плену» у языковедов-иранистов оказались скифологи Б.Н. Граков, М.И. Артамонов, А.П. Смирнов, И.Г. Алиев, В.Ю. Мурзин, многие другие добросовестные археологи, которые по археологическим и иным данным знают, что андроновцы, скифы, саки, массагеты, аланы не являются иранцами, «но раз лингвисты доказали их ираноязычность», то они вынуждены признавать эти племена ираноязычными».

Ю.Н. Дроздов, стр. 10: «…несмотря на большое количество работ, посвященных доказательству тюркоязычности скифско-сарматского народа, выводы их авторов до сих пор не восприняты современной исторической наукой. Возможно, их доказательная база оказывалась не совсем убедительной или, что более вероятно, эти выводы не укладываются в общепринятую историческую концепцию».

В книгах Ю. Дроздова и Т. Моллаева приведен богатый материал по тюркской этнонимии европейских и евразийских племен, народов, исторических личностей и мифических персонажей, материал, собранный самими авторами и их предшественниками. Цитировать можно до бесконечности, но я ограничусь только несколькими примерами. Завершая серию описаний взаимной пикировки иранистов и тюркологов в отношении скифов, приведу пример, данный обоими авторами. Геродот приводит несколько легенд о происхождении скифов. По одной из них, прародителем скифов был человек по имени Таргитай, у которого было три сына – Липоксай, Арпоксай и Колаксай. Геродот отмечал, что от Липоксая произошел род скифов автахов, от среднего Арпоксая произошли катиары и траспии, от младшего Колаксая – паралаты. «Все вместе они называются сколоты, скифами же назвали их греки» (Геродот). Все упомянутые здесь имена и этнотермины расшифрованы тюркологом М. Закиевым на основе тюркского языка (подробно описано у Ю.Н. Дроздова, стр. 15), а Т. Моллаев добавляет, что имена как отца, так и сыновей стоят в длинном ряду тюркских имен 13-го века, приведенных в летописи Рашид Ад-Дина, например – Актай, Ашиктай, Гуруштай, Бурунтай, Даритай, Ойратай, Камтай, Кутай, Кутуктай, Кяхтай, Субектай, Тубтай, Уйгуртай, Усутай и др. (Моллаев, стр. 52).

Ю.Н. Дроздов (2008) методично рассматривает античных авторов, а также подробно изучает практически все регионы и известные племена древней Европы, и везде находит пласты тюркскоязычной этнонимии – у скифов-сарматов, готов, гуннов, аваров, энетов и венетов, склавенов, антов, вандалов, прибалтийских племен, в Приднепровье и Заднепровье, у германцев, скандинавов, франков, галлов и кельтов, древних британцев, у жителей Апеннин, племен Поволжья и Прикамья – хазар, буртасов, булгар, и так далее.

В заключении книги Ю.Н. Дроздов пишет: «Анализ этнонимии древнеевропейских племен и народов, а также их имен и отдельных терминов по данным греческих, латинских и арабо-персидских античных и ранне-средневековых письменных источников показал, что все они были тюркскоязычными. Это дает основания полагать, что население Европы в рассматриваемый период времени было тюркскоязычным… Однако в настоящее время практически все европейские народы разговаривают на различных флективных языках, не имеющих ничего общего с тюркскими. Лишь на крайнем востоке Европы несколько прикамских, поволжских и северокавказских народов сохранили древнеевропейский тюркский язык. Значит, в какой-то период времени основная часть европейских народов перешла с тюркского на другие языки, которые сейчас так и называются – европейские» (стр. 352).

Далее: «Складывается впечатление, что языки тюркской языковой группы были распространены на всей территории Евразии (а, похоже, и не только там) с очень отдалённого периода времени, уходящего за пределы исторической памяти современного человечества» (там же).

И далее: «Тщательный анализ доступных письменных источников на предмет выявления каких-либо данных, позволяющих хотя бы в первом приближении понять, когда, каким образом и откуда появились у европейских народов новые флективные языки, никаких результатов пока не дал» (стр. 353). И далее Ю.Н. Дроздов оценивает, что период смены агглютинативных тюркских на флективные индоевропейские языки в Европе, а именно на французский, германский, датский и славянские, приходится на период между IX и XIII веками нашей эры (стр. 357). Но значительное количество тюркизмов осталось, хотя и фонетически деформированных под влиянием современных языков (стр. 357-358).

Как и было отмечено выше, продолжающееся фактическое противостояние иранистов и тюркологов, перешедшее уже в 21-й век, приводит к явным взаимным перегибам. Как иранисты не отдают ни пяди Евразии до нашей эры тюркским языкам, так и тюркологи в лице Ю. Дроздова (в данном случае) не видят индоевропейских языков в Европе в те же времена и позже, включая практически всё первое тысячелетие нашей эры, кроме греческого и латинского (с середины последнего тысячелетия [c. 352] или конца последних веков до нашей эры [с. 356]), хотя, как указывает Ю. Дроздов, «носителей (латинского языка) точно установить пока не удается» (с. 352).

Так, конечно, не бывает, чтобы обе стороны были настолько неправы. В настоящей статье я попытаюсь показать, что правы обе стороны, каждая на свою половину. Как гласит известное изречение, приписываемое то А. Эйнштейну, то И. Ньютону, «природа хитра, но не злонамеренна». И вот здесь природа сыграла с лингвистами хитрую шутку. Похоже, что два европеоидных братских рода, R1a и R1b, родительские гаплогруппы которых пришли в Южную Сибирь примерно 45-40 тысяч лет назад, разойдясь во времени и по территориям, повели два языка. Один из них и был флективный арийский (язык рода R1a), который потом назвали пра-индоевропейским, другой – агглютинативный дене-кавказский, или, возможно, прото-тюркский (язык рода R1b). Оба рода вышли из Южной Сибири.

Род R1b, носитель агглютинативных языков.
Путь из Азии в Европу, с прибытием на рубеже III тыс. до н.э.

Современные уйгуры, казахи, башкиры и некоторые другие народы Сибири, Центральной Азии и Приуралья в своей части ведут свое начало от древнего рода R1b и сохраняют ту же гаплогруппу вот уже 16 тысяч лет. Этот род исторически продвигался с востока на запад, оставляя, естественно, потомков вдоль полосы расселения. Это и указанные народы Сибири, Поволжья, Прикамья, Центральной Азии, и древние народы средневолжской, самарской, хвалынской, древнеямной (она же «курганная») археологических культур и культурно-исторических общностей, и некоторые кавказские народы, сохранившие в своей части гаплогруппу R1b, ставшую к тому времени, примерно 7 тысяч лет назад, гаплогруппой R1b1а2 (мутации М269 и L23), и Турция, и Ближний Восток, население которого сохранило немало той же гаплогруппы R1b в своих ДНК, см. таблицу ниже (Abu-Amero et al, 2009).


Характерно, что у коренных кавказцев, потомков древних племен гаплогруппы R1b, уже нет последующего дробления их гаплогруппы R1b1а2 (снип-мутация М269) или R1b2а2a (снип-мутация L23) на последующие подгруппы «внутри» снипа, что характерно для центральных и западных европейцев. То есть дробление, конечно, есть, но его пока никто не изучал. Пока номенклатура гаплогруппы R1b на миграционном пути от Сибири через Кавказ и Ближний Восток вплоть до прибытия в Европу идет почти ступенчато (см. схему ниже).

А в Европе в дополнение к приведенным выше десяти субкладам обнаружены еще 151 субклад гаплогруппы R1b (ссылка). Это не потому, что в Европе за 5 тысяч лет образовалось больше субкладов, чем в Азии за 11 тысяч лет, а потому, что европейские субклады изучают (в Европе и США) более активно. Это, в свою очередь, дает четкие Y-хромосомные «метки», позволяющие проследить миграции носителей R1b по всей Европе, до самых отдаленных уголков.

Возвращаемся к древним миграциям гаплогруппы R1b в Азии. В восточном направлении доля древней азиатской линии R1b-M73 заметно падает, и замещается линией R1b-M269 и далее R1b-L23. Так, в Пакистане доля М73 составляет 4.6% наряду с 2.8% M269, на западе Ирана последней уже 8%, в Турции – 15% М269 и 0.8% М73 (Abu-Amero et al, 2009). Это показывает и ареалы обитания гаплогрупп-субкладов, и направления их миграций – из Центральной Азии на запад, но не по прямой, а зигзагом – на запад, далее на юг и опять на запад, до Европы. Доля субклада L23 нарастает при движении от Сибири на запад, проходит через максимум на Кавказе и в Анатолии, и опять сходит до минимума при вхождении в Европу. Но язык продолжал идти в том же направлении, от Центральной Азии на запад, человеческий род был в принципе тем же, просто добавлялись снип-мутации в ДНК, гаплогруппа дробилась, делилась на подгруппы-субклады. Люди об этом, естественно, не подозревали, и продолжали разговаривать на своем дене-кавказском языке, он же эрбин, он же, возможно, переходный от прото-тюркского к дене-кавказскому, который, конечно, менялся с течением времени в соответствии с законами динамики языков.

От Анатолии, куда носители рода R1b вместе со своим агглютинативным языком дошли 6000±800 лет назад (Клёсов, 2008), они продолжили движение на юг, и, по-видимому, это они основали шумерское государство. Если так, то шумерский язык должен быть частью дене-кавказских языков (судя по данным некоторых лингвистов, так оно и есть; Bengtson, 1997). Далее, общепризнано, что современные ассирийцы – потомки шумеров. Действительно, у ассирийцев гаплогруппа R1b является самой выраженной, достигая 40% от всех гаплогрупп (Klyosov, 2012, и ссылки там же), что для южной Месопотамии очень необычно. Второе место занимает гаплогруппа J, но к ней происходит сброс до 11%, и последующие гаплогруппы составляют единицы процентов (Lashgary et al., 2011).

В сети есть Ассирийский проект FTDNA, согласно которому половина носителей гаплогруппы R1b там имеют субклад L23. Расчет по мутациям показывает время жизни их общего предка 6000±1200 лет назад или 5275±930 лет назад (разные варианты расчетов) [Klyosov, 2012], что не противоречит шумерским временам. Такие же времена характерны для кавказских общих предков, и субклад (R1b-L23) на Кавказе тот же самый, близки по структуре и гаплотипы. Только эти сопоставления не ответят на вопрос, кто куда передвигался – с Кавказа в шумеры, или из шумеров на Кавказ. Определенно были передвижения в обоих этих направлениях, но, зная общую картину передвижений эрбинов из Центральной Азии через Кавказ, можно заключить, что гаплогруппа R1b прошла с Кавказа в южную Месопотамию, и по всей вероятности ее носители стали шумерами. К этому же, есть и другие свидетельства – например, лазурит (ляпис-лазурь), из которого делали синие глаза, вставляя их в глазницы статуэток в стране шумеров, имеет сибирское, памирское и туркменско-афганское происхождение (в последнем случае – шахты Sar-e-Sang по добыче лазурита в горах Гиндукуша – Бадахшан, Афганистан), как показал химический анализ (Moorey, 1999; Gunduz, 2012). Авторы напоминают об археологических данных, согласно которым первые сельскохозяйственные неолитические поселения в Средней Азии возникли в дельте реки Мургаб (на территории современного Туркменистана) 9 тысяч лет назад (Gunduz, 2012). Это тоже находится на маршруте передвижения эрбинов, хотя прямых доказательств этому нет. Это также стыкуется с интерполированным ходом миграционного маршрута дене-кавказских языков.

В данном случае имеет смысл сделать предположение, основанное на косвенных данных, и указать направление поисков историкам и лингвистам, вместо того, чтобы никаких предположений не делать, ссылаясь на отсутствие «прямых доказательств», необходимость которых так любят подчеркивать дилетанты. В науке же прямые доказательства бывают редко, гипотезы, предположения и концепции часто базируются на совокупности интерпретаций. Важно, чтобы последние не противоречили редким «прямым доказательствам», пусть по отдельным частным вопросам.

Вполне возможно, что на пути миграции эрбинов и, соответственно, их языка, как его ни назвать – эрбином, дене-кавказским или прото-тюркским, находится и маханджарская мезолитическая-неолитическая археологическая культура (личное сообщение археолога Дмитрия Дея). Костных остатков там пока не обнаружено, но датировка обнаруженных артифактов (так называемых Тургайских объектов) показывает время их изготовления 7-10 тысяч лет назад. К ним относятся, в частности, сооружения в форме линий, крестов, квадрата («Уштогайский квадрат») и круга, построенные в виде цепочек курганообразных насыпей и возведенные на господствующих высотах. По сообщениям археологов, это могли быть пригоризонтные обсерватории. Еще одно интересное наблюдение археолога Д. Дея – по его данным, в отличие от ариев (гаплогруппа R1a), которые поклонялись солнцу, эрбины (гаплогруппы R1b) солнцу не поклонялись. Важным (или основным) символом у ариев была свастика (изломанный крест), у эрбинов – равносторонний крест.

По некоторым представлениям, в ходе дальнейших миграций часть шумеров передвинулась в северо-восточную Африку, а именно в Египет, на берега Нила (Gunduz, 2012). Было это, видимо, около 5500 лет назад. И, вероятно, они же, как недавно рассказывалось на Переформате, посадили на трон в Египте фараона из своей среды, носителей древней гаплогруппы R1b. Когда был проведен анализ ДНК мумии фараона Тутанхамона, оказалось, что его гаплогруппа R1b, и (16-маркерный) гаплотип – следующий:

13 24 14 11 11 14 Х Х 10 13 13 30 16 14 19 10 15 12 (гаплотип Тутанхамона)

Гаплотип оказался необычный, и вовсе не европейский, как объявила компания iGENEA, которая проводила анализ. Дело в том, что почти все европейские гаплотипы группы R1b (точнее, ее преобладающего субклада R1b1a2-М269) имеют аллель 12 (сразу после последнего Х), здесь же он 10. Это – редкость, таких – всего примерно 0.5% европейских гаплотипов группы R1b. Сам же гаплотип отличается на 6 мутаций от предкового гаплотипа гаплогруппы R-M269* (с возрастом примерно 7000 лет назад)

12 24 14 11 11 14 X X 12 13 13 29 16 15 19 11 15 12

и на 6-8 мутаций от других предковых европейских гаплотипов, нисходящих от М269.

Иначе говоря, повторяем, что гаплотип фараона – никак не европейский, слишком далеко он от всех европейских отстоит. По всем этим мутационным различиям получается, что общий предок фараона и европейских (и азиатских) гаплотипов жил не менее 6000-8000 лет назад. Европейские же общие предки ветвей гаплогруппы R1b в подавляющем большинстве имеют «возраст» 4200-4500 лет назад для самых древних европейских субкладов R1b1a2.

Итак, гаплотип R1b1a2 фараона Тутанхамона – не европейский. Продолжаем вопрос – откуда он появился в Египте 3330 лет назад, если не из Европы?

Ответ на этот вопрос уже дан. После прибытия на Ближний Восток миграционным маршрутом с Русской равнины (7000-6500 лет назад) [а перед тем – из Центральной Азии 16 тысяч лет назад] через Кавказ (6000 лет назад) и Анатолию (6000 лет назад), основав Шумер (5500 лет назад и позже), с датировками в Ливане (5200±670 лет назад), носители гаплогруппы R1b направились на запад, по северо-африканскому побережью, прошли через Египет примерно 5500-5200 лет назад, и в итоге вышли к Атлантике, переправились через Гибралтар и высадились на Пиренеях около 5000 лет назад.

Данные по гаплотипу Тутанхамона показывают, что в ходе этого маршрута носители R1b установили в Египте правящую верхушку, которая положила начало династиям фараонов. Когда это было? По датировкам миграционного маршрута – между 5500 и 5200 лет назад. Действительно, 6000 лет назад они еще были на Кавказе и в Анатолии, 5500-5200 лет назад – на Ближнем Востоке, и 4800 лет назад – уже на Пиренеях.

Теперь несколько справочных сведений. Тутанхамон, фараон XVIII династии Древнего Египта, правил в 1333-1323 гг. до нашей эры, то есть примерно 3330 лет назад, если дату привести в вид, пригодный для расчетов в рамках ДНК-генеалогии. Перед ним в XVIII династии правили фараоны Яхмос I → Тутмос I → Тутмос III → Аменхотеп II → Аменхотеп III → Эхнатон → Хоремхеб → Тутанхамон. Тутанхамон был сыном Эхнатона, и в династии ведет свою родословную от Тутмоса I (1504-1492 гг. до н.э.), и, возможно, от Яхмоса I.

Яхмос I, основатель XVIII династии, известный также как Яхмес, Ахмос или Амасис I, сын Секенен-Ра II, правил в 1550-1525 до н.э., и жил, соответственно, 3560 лет назад. Это было время войны с гиксосами, на которой погиб его отец. Перед Яхмосом I правили 18 фараонов, но по особому принципу счета Яхмос начинает XVIII династию, в которой Тутанхамон был последним, восьмым по счету. Перед этой династией было пять фараонов Среднего Царства (Ментухотеп II → Аменемхет I → Сенусерт I → Сенусерт III → Аменемхет III), перед ними семь фараонов Древнего Царства (Джосер → Снофру → Хуфу → Хафра → Менкаура → Сахура → Пиопи II), и перед ними – шесть фараонов Раннего Царства (Нармер → Менес → Хор Аха → Джер → Ден → Хасехемуи).

Родоначальник всей линии фараонов, Нармер, фараон Раннего Царства, нулевая династия, жил в 32-м веке до н.э., то есть 5200 лет назад. Примечательно, что его имя отсутствует в царских списках, то есть он появился неизвестно откуда, но он был победителем Нижнего Египта и объединил его с Верхним Египтом. Поскольку сам Нармер не был документированным царем, то основателем Древнего Египта исторические источники считают его сына Менеса, который уже имел официальный царский титул. Началась новая эра в истории Египта и новая царская линия, линия фараонов. Как вытекает из вышесказанного, линия гаплогруппы R1b. Вполне возможно, что эта линия пресекалась и появлялась опять, не обязательно продолжением предыдущей.

Источники насчитывают пять основных теорий происхождения Нармера. Однако на самом деле ни одна из них не свидетельствует ничего определённого. Эти «теории» не говорят о том, был ли Менес наследником Нармера, или Менес и Нармер – одно и то же лицо, как долго шло объединение Египта, когда оно было закончено, был ли победитель восстания в Нижнем Египте подлинным объединителем Египта и так далее. Как мы видим, о происхождении Нармера там ровным счетом ничего нет. ДНК-генеалогия выдвигает свою теорию, о том, что Нармер или его прямые предки, носители гаплогруппы R1b, прибыли с Ближнего Востока, а перед тем – с Кавказа и с Русской равнины, а перед тем – с Урала и Центральной Азии. В свою очередь, потомки этих людей сейчас составляют до 60% населения Западной и Центральной Европы. Они, естественно, не потомки египетских фараонов, они – потомки их предков.

Возвращаясь к заселению Европы эрбинами, носителями культуры колоколовидных кубков, надо отметить, что оно происходило в период примерно 4500-3000 лет назад, хотя здесь возможны разные интерпретации в зависимости от определения понятия «заселение». Похоже, что заселение больших пространств Европы эрбинами было быстрым и безжалостным. Из «старой Европы» (термин Марии Гимбутас) исчезли почти все гаплогруппы (E-V13, G2a, I1, I2-423, R1a), кроме некоторых уцелевших племен на периферии Европы (на Британских островах, на северо-западе Европы, на Балканах), и, естественно, самой гаплогруппы R1b. Она приумножалась с большой скоростью и без проблем. Перечисленные гаплогруппы бежали за пределы Центральной Европы – на Кавказ (G2a), на Русскую равнину (R1a), на Балканы и на Британские острова (I2-M423; E-V13), в разные концы Европы (I1), так, что место ее возрождения примерно 3600 лет определить не удается.

Правда, ДНК-генеалогические свидетельства об исчезновении большинства гаплогрупп из Европы пока не находят поддержки у историков (очень немногих, знакомых с такой концепцией), которые утверждают, что археологических доказательств к этому нет. Но это находит поддержку у шведского автора Линдвиста (Lindqvist, 1992, 1993, 1994, 1997, 1998), который сообщает о находках множества древних человеческих остатков с раздробленными черепами в Скандинавии, относящихся примерно к тому же времени (середина III тыс. до н.э.), что даже получило условное название «период раздробленных черепов». Характерно, что многие находки выявили раздробленные черепа женщин и детей. С этим перекликается находка в Германии группы из 13 человек, большинство из которых были дети и женщины, большинство (включая детей) с раздробленными черепами и каменными наконечниками стрел, застрявшими в костях, с датировкой 4600 лет назад. У двух мальчиков (возрастом 4-5 и 8-9 лет) и мужчины возрастом 40-60 лет удалось определить гаплогруппу, и у всех трех она была R1a (Haak et al, 2008). Анализ места события показал, что женщины, престарелые и дети были умерщвлены во время отсутствия взрослых, вероятно, враждебным племенем.

Видимо, по стандартной схеме период «раздробленных черепов» историки могут связывать с «индоевропейским вторжением», не понимая, что «индоевропейцы» и так жили в Европе с 9-8 тысяч лет назад, и никакого «вторжения» их с запада не было. Позже, с конца III тысячелетия до н.э. и на протяжении последующих полутора тысячелетий, до перехода в Индию и Иран, вектор их миграций был направлен на восток. Так называемая «курганная теория» к «индоевропейцам», то есть к носителям R1a1, к ариям, не имеет ровно никакого отношения, и скорее относится к носителям R1b, которые не были индоевропейцами (говорили, скорее всего, на дене-кавказских языках, и двигались, действительно, на запад и далее на юг, через Кавказ в Малую Азию и далее в Европу, к тому же на тысячу и более лет раньше ариев. Они и принесли на Кавказ свой язык, который позже, после значительных изменений в свой динамике, был назван северокавказским языком (или языками). К «индо-» они никакого отношения не имели, ни языкового, ни миграционного, и остается только удивляться, как такая теория вообще могла появиться.

Повторное перезаселение Европы носителями R1a произошло в период 3000-2500 лет назад, то есть от начала до середины первого тысячелетия до н.э., и позже. Вот как выглядят времена жизни общих предков основных европейских ДНК-генеалогических ветвей (Рожанский и Клёсов, 2009; Rozhanskii and Klyosov, 2012), указаны времена в годах от настоящего времени:


Начиная с центрально-европейской ветви – это в Европу возвращались носители флективных, индоевропейских языков. Для ряда регионов это был конец прошлой эры и начало нашей эры. В результате этого переселения произошла замена дене-кавказских языков на индоевропейские, и это склонило чашу весов в сторону нынешних европейских языков. Но эта замена оставила большое количество прото-тюркизмов в личных именах, названиях предметов, отдельных терминов.

Вряд ли вытеснение дене-кавказских языков индоевропейскими в зарубежной Европе было быстрым и безболезненным. Обычно при подобных заменах действует – в совокупности – целый раз факторов, в особенности военный, экономический и политический (идеологический). Военный фактор не всегда обязателен, или, скорее, не решающий, но последние два фактора необходимы. Видимо, прибывающие с востока носители индоевропейских языков убедительно (это – широкое понятие) продемонстрировали неиндоевропейскому населению Европы последнего тысячелетия прошлой эры преимущества своей организации, преимущества производящей или более прогрессивной экономики, уровня образования, культуры. Только это могло привести к усвоению чужой (для тогдашнего населения Европы) материальной культуры и переходу на другой язык. Это область еще ждет своих исследователей.

То, что ветви рода R1a возвращались в Европу именно с Русской равнины, свидетельствует факт, что все эти объединенные европейские и евразийские ветви дают гаплотип предка с Русской равнины, и тот же возраст, примерно 4900 лет назад (Рожанский и Клёсов, 2009).

Таким образом, повторяя высказывание Ю.Н. Дроздова «…не удается найти ни одного античного источника, в котором бы фиксировались какие-то следы пребывания индусов или родственным им народов на европейской территории» стоит отметить, что, несмотря на античные источники и их интерпретацию, родственные «индусам» носители гаплогруппы R1a со своим флективным «индоевропейским» языком, точнее, к тому времени уже языками, вернулись к началу нашей эры в Европу и принесли обратно свои языки. Индусы как таковые там совершенно были не при чем. Они не приходили в Европу. В Европу возвращался язык, который был принесен в Индию и Иран.

Гаплотипы эрбинов по ходу их миграции из Центральной Азии в Европу

Обратимся еще раз к несколько дополненному дереву (но в целом значительно сокращенному), субкладов гаплогруппы R (по данным на апрель 2014 г. дерево состоит из 161 субкладов):

Датировки на диаграмме справа подтверждены как по мутациям в гаплотипах (Klyosov, 2012), так и снип-мутациями для гаплогруппы R1, как 25000±4000 лет назад (Underhill et al, 2014). Как выглядят их предковые гаплотипы, и какие имеются данные по их миграциям в древнейшие времена?

В отношении гаплогрупп-субкладов дерева, приведенного выше, есть только три примера ископаемых ДНК. Один – это гаплогруппа R с датировкой 24 тысячи лет назад, костные остатки обнаружены в поселении Мальта вблизи Байкала (Balter et al., 2013, гаплотипы в статье не описаны). Второй – это гаплогруппа R1b костных остатков культуры колоколовидных кубков в Кромсдорфе, на территории современной Германии, с датировкой 4690-4560 лет назад, гаплотипы в статье не описаны (Lee и др., 2012). Третий – это субклад U106 гаплогруппы R1b в групповом захоронении пещере Лихтенштейн на территории современной Германии, оценочное время захоронения – между 3000 и 2700 лет назад (источник информации – диссертация, опубликованная на немецком языке в 2006 году). Ископаемый гаплотип сообщен только для последнего случая:

13 23 14 11 11 14 Х Х 12 13 13 16 15 12 (древний R1b-U106, 2700-3000 лет)

По чистой случайности этот гаплотип идентичен предковому гаплотипу той же гаплогруппы, полученному экстраполяцией мутаций современных гаплотипов субклада U106:

13 23 14 11 11 14 12 12 12 13 13 16 15 12 (U106, ДНК-датировка 4200 лет назад)

Возможно, мутации проявятся в двух неидентифицированных маркерах ископаемого гаплотипа, обозначенных Х, но это маловероятно, там наиболее стабильные маркеры, с самыми «медленными» константами скоростей мутации.

Важно, что в Кромсдорфе (4690-4560 лет назад) было описано трупоположение носителя гаплогруппы R1b, и оно отличалось от трупоположения носителя гаплогруппы R1a. В обоих случаях положение было скорченным на боку, но для R1a и их женщин оно было лицом на юг, мужчины на правом боку (ориентация головой на запад или юго-запад), женщины на левом (ориентация головой на восток); для R1b – лицом на восток, мужчины на левом боку (ориентация головой на север), женщины на правом (ориентация головой на юг). Вот как это выглядит для мужчин гаплогруппы R1a:

И так:


Учитывая, что ритуалы захоронений – одни из самых стабильных в древних обществах, возможно, при получении новых данных и их проверке и перепроверке это может стать указателем на принадлежность останков к определенным гаплогруппам-культурам-племенам. Например, на Русской равнине это все перепутано, так как для захоронений и скелетных останков отнесений к гаплогруппам никто не делал, а там явно были носители как R1a, так и R1b, причем территориально в разных культурах и в разные времена. Археологи это рассматривают «чохом», оттого и путаница в том, где корни этих культур, почему они расходятся в разные стороны. А расходятся, потому что рода разные, у каждого отдельная история, они прибыли с разных сторон и разных стран света. Опять здесь навести порядок поможет ДНК-генеалогия. Правда, это весьма отдаленная перспектива, во всяком случае, в России, где подобные исследования пока не начались.

Возвращаемся к древнейшим гаплотипам гаплогруппы R1b. Но перед этим отметим некоторые важные особенности европейских гаплотипов той же гаплогруппы, относящиеся к периоду вскоре прибытия эрбинов в Европу. Один предковый гаплотип мы уже указали выше – это базовый гаплотип субклада U106, но для лучшего сравнения приведем его 25-маркерный гаплотип:

13 23 14 11 11 14 12 12 12 13 13 16 – 17 9 10 11 11 25 15 19 29 15 15 17 17

Еще пример – базовый гаплотип его братского субклада P312:

13 24 14 11 11 14 12 12 12 13 13 16 – 17 9 10 11 11 25 15 19 29 15 15 17 17

Датировки их практически одинаковы, примерно 4200 и 4100 лет назад, и их 67-маркерные гаплотипы различаются на 6 мутаций (из них только одна мутация – в 25-маркерном формате). Шесть мутаций соответствуют 6/0.12 = 50 → 53 условных поколения между их предковыми гаплотипами (53х25 = 1325 лет), из чего ясно, что мы видим только «обрывки» предковых гаплотипов. На самом деле они расходтся от одного общего предка, гаплогруппы L11, и исходные предковые гаплотипы не должны были бы различаться. Но эта разница помогает нам рассчитать, когда жил их общий предок гаплогруппы L11. Он жил (1325+4200+4100)/2 = 4800 лет назад (десять лет округляем, такая якобы точность недопустима в подобных расчетах), то есть именно тогда, когда датируется гаплогруппа L11 (см. диаграмму выше).

Важные особенности европейских гаплотипов – это первое число 13 (маркер DYS393) и второе число 23 или 24 (иногда 25) (маркер DYS390), если не вдаваться в дальнейшие детали. Если же мы посмотрим на современные гаплотипы субклада V88 и соответствующий базовый гаплотип с «возрастом» 6575 лет (гаплотипы вышестоящих субкладов на диаграмме выше пока неизвестны),

13 24 16 10 13 14 12 12 12 14 13 15 – 16 9 10 11 12 26 14 19 29 12 12 15 15

то и на этом относительно небольшом гаплотипе увидим 13 мутаций (последние четыре числа – мультимаркерные, в них мутации считаются по другим правилам). На 67-маркерных гаплотипах там 35 мутаций разницы, что разводит общих предков V88 и Р312 на 35/0.12 = 292 → 408 условных поколений, или 10200 лет, и с учетом «возраста» обоих базовых гаплотипов помещает их общего предка примерно на (10200+4100+6575)/2 = 10,400 лет назад. Оба упомянутых числа в базовых гаплотипах (13 и 23-24) здесь сохранены на протяжении как минимум шести тысяч лет. Субклад V88 в настоящее время разбросан по всей Евразии – на Британских островах, в Испании, Саудовской Аравии, среди ашкеназийских евреев, наконец, в Центральной Африке (Камерун и Чад), и установить место его происхождения пока не удается.

Когда произошло расхождение дерева на ветви субкладов М73 и М269 (см. диаграмму), то унаследовались и другие мутации. Субклад М73 на современных гаплотипах явно тяготеет к Сибири и Средней Азии. Его предковые гаплотипы в том же 25-маркерном формате такие, для нескольких разных ветвей:

13 22 14 11 13 17 12 12 12 13 13 17 – 15 9 9 11 11 23 15 20 30 12 15 15 17
13 19 14 11 13 13 12 12 13 14 13 16 – 17 9 9 11 11 23 15 19 33 12 15 15 16
12 25 14 11 13 14 12 12 12 14 13 15 – 16 9 10 11 11 22 15 20 32 12 15 16 17

Здесь уже разница от 16 до 20 мутаций с базовым гаплотипом субклада Р312, а в 67-маркерных гаплотипах там 35, 54 и 40 мутаций, соответственно, что помещает их общего предка на 10300±1400 лет назад. Мы видим, что «поплыли» уже аллели и в первом по счету маркере (DYS393), и во втором (DYS390), и во многих других. Это тоже показывает большой интервал времени, прошедший с тех древних миграций. То, что субклад М73 тяготеет к Центральной Азии, подтверждается его заметным наличием у уйгуров, судя по виду гаплотипов (определялись в укороченном виде и без определения субкладов), например, таких:

13 22 13 11 12 16 Х Х 12 13 13 16
13 19 14 11 13 13 Х Х 14 14 13 15
13 19 14 11 13 13 Х Х 13 14 13 16

Субклад М269, братский по отношению к М73, по гаплотипам выявляется как более «молодой». Его базовый гаплотип в 25-маркерном формате:

12 25 14 11 11 14 11 12 12 13 13 16 – 17 9 10 11 11 25 15 19 29 15 15 16 17

Видно, что базовый гаплотип уже приближается по структуре к базовому гаплотипу субклада P312, между ними всего четыре мутации (хотя две из них – аллели 12 и 11 – у одних из самых стабильных маркеров, DYS 393 и DYS426), и 9 мутаций между 67-маркерными гаплотипами, что помещает их общих предков примерно на 7000 лет назад. Эти гаплотипы начинаются с Зауралья, проходят по южному Уралу и Северному Казахстану, захватывают уйгуров, и там же переходят в гаплотипы субклада L23.

Cубклад L23 имеет предковый гаплотип

12 24 14 11 11 14 12 12 12 13 13 16 – 16 9 10 11 11 25 15 19 29 15 15 16 17

Он еще ближе к базовому для Р312, между ними всего три мутации (в 67-маркерном формате), что помещает их общего предка, то есть предка самого L23, на 6200 лет назад. Этот субклад полностью доминирует у башкиров гаплогруппы R1b, заметен у уйгуров, на Русской равнине, далее на Кавказе (у армян почти все гаплотипы группы R1b принадлежат этому субкладу, то же у дагестанцев, грузин и других народностей Кавказа), и переходит в своем преимуществе в Месопотамию и Ближний Восток. У арабов наблюдаются почти исключительно гаплотипы древних субкладов V88, L269, L23. Примеры, по паре гаплотипов каждого из этих субкладов, приведены ниже (ссылка 1ссылка 2)

13 23 17 11 13 14 11 12 12 14 12 15 (Саудовская Аравия)
13 23 17 11 13 14 11 12 12 14 13 15 (Саудовская Аравия)

12 24 13 11 11 13 11 12 12 13 13 16 (Алжир)
12 23 14 11 11 15 12 12 14 12 14 15 (ОАЕ)

12 24 14 11 11 14 12 14 13 13 13 16 (Ирак)
12 24 14 11 11 15 12 12 11 13 13 15 (Ливан)

До Европы субклад R1b-L23 уже практически не дошел, хотя небольшие количества его имеются в Восточной Европе, например, на Балканах. Среди культуры колоколовидных кубков, носители которой отправились с Пиреней в континентальную Европу, его практически не было. Там полностью доминировали субклады R1b-P312 и R1b-U106, гаплотипы которых были показаны выше.

Эти показатели не противоречат концепции о движении эрбинов из Южной Сибири на запад по северной дуге, через южный Урал, Среднюю Азию, северный Казахстан, и далее на Русскую равнину, по цепи археологических культур, которые мы рассмотрим в следующей части.

Продолжение следует…

Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор