ЭГРЕГОР И КАРМА РУССКИХ…

 

 

КАРМА РУССКИХ_КАРАБАНОВ_30.12.2018

 

Нескладная русская карма.

Россия — как у мира на глазу бельмо, раздражает белые респектабельные страны. Раскинулась, понимаешь, от океана до океана, народишку-то тьфу, а столько пространств контролирует и богатств, ну куда ей столько, отнять да и поделить. А людишек — к минимуму, обслуживать трубу, по мысли лондонской суки, наречённой Маргарет.

Изнутри страна тоже тревожит и печалит — непрерывным откатом в позавчерашний день, деградацией всех сфер. Дышит какой-то вековечной несамостоятельностью, оглядкой, постоянными заимствованиями и кривыми внедрениями чужого опыта, от Христа до Карла Маркса. Достоевский назвал это всеотзывчивостью, а можно ведь посмотреть и иначе — угашением собственной креативности, притуплением разборчивости, различения зёрен от плевел. И любой поворот, любая трансформация — сразу же кровь, оскудение, упадок, а лучшие из народа при этой смете — идут под нож, вырубаются под корень. С неизбежностью, как сорняковая трава, воспроизводятся только русская вороватая бюрократия, русское быдло и русские дороги.

Что ж такое? Почему так?

Пришло осознавание, что Тартария-Русь-Россия пала жертвой своей собственной неразборчивости. Слишком легко нам дались чужие боги, и слишком уж с большой лёгкостью мы предали своих. Когда вопрос выбора веры оказался всего лишь вопросом эстетики и моды, и лучшие из народа, хотя бы и скрипя зубами, согласились с выбором сына ключницы Малки (по совместительству — святого князя). Водку делала ключница, и веру новую принесла ключница же, с сомнительной пятой графой.

Кому же это так показалось, что Христос, в сравнении с Перуном — это такой несусветный духовно-нравственный прогресс? Константину, который потом стал Владимиром. А кому ещё?

Арий, если бы дожил, сказал так: Христос, завёрнутый в иудейско-византийскую блестючую упаковку — это не более чем хрень на маргарине, просто бренд для завоеваний, собирания земель, имперская модель, это ловушка, сконструированная на Никейском соборе. Если раньше это было в новинку и помыслить, то теперь это видно просто невооружённым глазом. Победившее православие торжествует, а страна в жопе, хотя главные цари регулярно стоят по большим праздникам в соборе, усердно крестя свои натруженные в мыслях о родине лбы. Декларируются несусветные успехи, но любой провинциальный Гамлет вправе заметить, что какая-то в королевстве Датском гниль, глубокая ржа. И разъедено всё изнутри, нет живого места. Так гниёт колония, изнурённая своими тюремщиками-вертухаями, так дохнут рабы в трюме работоргового судна или на площади, где их сортируют перед отправкой.

Столицы, оппозиционэры, СМИ, гламур, сколково, высокоуровневые бляди под домашними арестами — это всё живёт одной своей жизнью, а русская скудеющая земля окрест — совсем другой, перпендикулярной. Когда у человека берут много крови, или сам теряет, его кидает в сон. Так и провинция — постоянно чахнет и засыпает, обесточенная, в судорожных попытках выжить на неоперабельной стадии хронического заболевания длиной в тысячу лет.

Время звать новых молодых русских богов, рождающихся теперь из недр старых, отверженных богов, способных ныне повелевать разве только мухами, как в одноимённой пьесе Сартра. Богов, родных территории, Промыслу, истоково-корневой природе, Матери (а не Отцу только), отвечающих тонко-полевому геному первоначально взятой сущности. Время припадать к земле-матушке, просить сил (славный богатырский свычай-обычай). Время прислушиваться к тому, что грядёт, разговаривать с главными реками, которые переносят воду с севера на юг и обратно, точно артерии кровь. Время соскабливать копоть с древних позабытых икон и статуй, дать им заново просиять. Время брать от мест силы и передавать дальше. Это предполагает навык работы с потоками и энергиями, навык управления своей жизнью, что сегодня сродни настоящей магии.

И, чем дальше в лес, тем более жёстким будет сценарий пробуждения богов. Грядёт Большая Чистка, надо приготовиться.

В общем, мы с женой подались на цигун, к чему и пост. Это — моё главное достижение за год, и опять на Фому, что характерно.

Но голоса тех богов, что верят в тебя,
Ещё звучат, хотя ты тяжёл на подъём (с) БГ

 

 

КАРМА РУССКОЙ НАЦИИ

Возможно ли посредством слов точно определить русскую национальную программу, определяющую роль народа в истории человечества? Какие темы мы в нем развиваем, какую ноту задаем? Слабые и сильные стороны? Наш груз и капитал?

«Широк русский человек, надо бы обузить», — как говорил Федор Михайлович Достоевский. Слишком ко многому мы склонны, до такой степени ко многому, что порой, когда чересчур много энергии, разнонаправленные стремления готовы разорвать нашу родину и душу на части… порой, со временем, когда энергии мало, эти силы как-то обвисают, и проступает «вечно бабья русская душа». Хаос, время от времени превращающийся в относительно твердые структуры — жесткие системы власти, за которым следуют новые приливы хаоса. Язычество — и православие. Масштабность, мощь, проникновение духа во многие точки ее, цикличность — и векторность, ощущение тяжелой ноши, бремени. И мессианство. Долгое время сохранявшееся соотношение власти и народа, по-своему отражавшее отношения между хаотическими и космическими силами нации, отцовским и материнским началами. Ощущение то чего-то огромного, то чего-то высокого, то далекого, то радостно близящегося, то грозно надвигающегося. Вечные роды Божественного ребенка, а может быть, вечные схватки… Ребенка, плода в России ждут уже давно: иногда приходит ощущение, что он вот-вот родится, потом оно отступает, о нем даже как-то подзабывают, потом снова схватка — так продолжается уже очень долго. Складывается портрет нации — образ Вечной Роженицы.

Жизнь в России — тяжелая, трудная школа, но может дать много полезного, много практических и теоретических знаний в самых разных областях самопостижения.

С одной стороны, склонность к творчеству, философствованию, изобретательству — и к надувательству, с другой стороны — щедрость, душевность, работа на земле, с третьей — в госструктурах — чиновнические и бюрократические тенденции. Самоедство, самокопание — и высокая жертвенность, самоунижение — и комплексы величия. Малая способность к деловому частному предпринимательству, к успешным, в глубоком смысле этого слова, торгово-обменным взаимоотношениям, банковским операциям, к плодотворной для нации работе на международном рынке. Еврейский этнос, например, гораздо успешней в этой области, генетически это дается им гораздо легче. Или кавказский этнос — не банкиры, правда, но хорошие коммерсанты. Про народы нельзя сказать, хороши они или плохи, просто они разные.

Успешность человека может подкрепляться национальными склонностями, — при условии, что он выбрал соответствующее им занятие. Если же человек все-таки выбирает целью действовать в исторически неразвитой этносом теме, то для успеха ему особенно необходимо вооружиться обдуманностью, сосредоточенностью, напором и терпением, — то есть весьма серьезные усилия, даже некоторая ломка.

Я недавно читал опубликованные в прессе материалы исследования, проведенного американской разведкой, результатом которого явились прогнозы о состоянии мира, в частности России, на 2013 год. Фиксируется состояние депрессии и упадка русской нации, в то же время ситуация характеризуется как нестабильная, неустойчивая… Говорится, что будут происходить некие колебания, стремящиеся вернуть нацию к состоянию более высокого уровня, сопровождающиеся комплексами потерянного величия. Некоторые аналитики говорят, что Россия закончилась, что страна наша плавно уйдет в небытие, что осталось ей от силы десять — двадцать лет… Приводят факты: экономический потенциал России составляет всего 0.69 % от мировой экономики. Ставятся вопросы о том, сколь долго такая малая сила сможет удерживать такое огромное пространство. Предсказывают, как один из вероятных вариантов, что Россия будет раздроблена и под опекой. Так оценивают нас наши исторические конкуренты. Полезно знать, как они нас видят, в том числе с точки зрения анализа определенных исторических тенденций.

Из этой кризисной ситуации есть возможность выхода, но требуются сверхусилия. Безыдейное бытие, отсутствие национальной идеи, превращение нашего общества в потребительское, ни к чему хорошему не приведет. Мы никогда не будем таким хорошими потребителями, обывателями, как американцы, или такими хорошими предпринимателями, как они же. У нас несколько иная историческая задача. Россия — это страна духовного поиска, страна культуры, страна творчества, страна крайностей, ищущих синтеза, страна сильного государства, в котором приоритетом над частным всегда было общее, вот только проявлялось это порой в несовершенных формах.

 

Карма русского народа_ чем Россия заслужила войны_революции _Влияние Тёмных Сил.

 

Русская карма
Анатолий Ива
Судьба. Зодиакальное сочетание далеких звезд. Небесная прихоть точечного рисунка, определяющего то, что должно быть. А что? Поживешь, узнаешь.
С судьбой можно «бороться», ей можно «бросать вызов», ее можно попытаться «переломить». Но никогда не переломишь, не поборешь, а вызов не будет услышан. Что остается? Остается принять и прожить. Тем образом, какой предначертан. Сохраняя силовой баланс между напряжением и усталостью. Напрячься и преодолеть! Если не преодолеть, то продержаться. Или покориться и сдавшись, уснуть. А уснув, принять…
Судьба. Подобное гравитации, тяжелое нечто, лишенное персональных, присущих «промыслу» свойств. Судьба – не божий промысел, судьба – обреченность на его отсутствие.
Отсутствие  света и надежды судьбу превращает в   «долю» или  «рок». Являя, однако, новые  качества  – «горькая» и «жестокий» в мужском варианте. Но вариантов нет. Ни у женщин, ни у мужчин. Сочетание мужского и женского – суть дитя. Детская доля –  пора взросления, становления, разочарования. В родителях, в плотном окружении обстоятельств, формирующих цепочку биографии. Сложение биографий дает историю. История – то, что уже никакими силами и подвигами не исправишь, не перепишешь, не повернешь вспять. Она сама, когда ей нужно, повернется. Без твоего участия, но в твоем присутствии.
Твое недоуменное присутствие, твое жалкое трепыхание во времени  оставляет след.  Отпечаток, вмятина, форма, в которую отливается доля-судьба теперь именуется «кармой». Словом, смысл которого не нуждается в расшифровке. Достаточно его произнести, и сразу становится страшно. Что будет еще  хуже.
Карма сама беспощадность. Поскольку она – закон. Причины и следствия, следствия без причины, закон без следствия и суда – сразу  и надолго. Искупать вину. Карма — есть искупление вины. Вина найдется всегда, она всегда имеется, поскольку такая судьба. Быть виноватым. В чем, какая разница? Раз ты здесь, в непроницаемых оболочках кармы – доли – судьбы.  Судьбы быть русским…

А.И. Фурсов — Карма русской истории

 

Русская карма
Валентин Спицин

Все последние годы наши публицисты терзаются одним и тем же вопросом: почему мы живем так плохо? Вопрос, наверное, существенный.

Но мне кажется, для начала нужно ответить на другой вопрос, противоположный и не менее актуальный: почему мы живем так хорошо?

Почему на годы ушли вперед от остальных стран бывшего СССР, кроме трех прибалтийских (о них разговор дальше)? Почему сотни тысяч граждан Украины, Беларуси, Молдовы, Грузии, Азербайджана, Армении, Таджикистана, чтобы прокормить свои семьи, правдами и неправдами стремятся в Россию, а вот в обратном направлении движение нулевое? Это среди стран бывшего «союза нерушимого». Зато, отметим пока в скобках, в направлении «nach Westen», в страны бывшего «классового врага и проклятого империализма» от нас поток такой, что удрали все, кто представлял хоть какую-то ценность. А среди покойных «братских республик» мы действительно короли. У них в кармане ни шиша, а у нас шиш на постном масле. Все-таки вкуснее.

В девяносто первом, в момент развала общей страны, подобного казуса ничто не предвещало — иначе все республики не разбежались бы с таким восторгом в разные стороны. Конечно, главная ответственность за развал Союза лежит на коммунистических бонзах: первым секретарям республиканских компартий уж очень хотелось именоваться президентами, принимать рапорт почетного караула и давать в собственном дворце обед в честь высоких гостей. Но будем справедливы: на всех референдумах огромное большинство наших бывших сограждан тоже высказалось за отделение от России — им казалось, что, освободившись от диктата Кремля, они по уровню жизни быстро обгонят неповоротливого «старшего брата». Ожидай они иного экономического результата, итог всенародных опросов, вероятно, оказался бы другим.

На старте все осколки империи были в примерно равных условиях. Почему же именно Россия добилась наибольших, хотя малозаметных с точки зрения нормального человека успехов?

Приходится слышать, что вся причина в наших богатейших недрах. Но так ли это? Вернее, только ли это? Казахстан дарами природы не бедней, как и Туркмения с ее нефтью и газом, и Азербайджан с той же нефтью, и Грузия со своими субтропиками, и Украина с развитой промышленностью, богатейшими черноземами, мощными портами, огромной курортной зоной, и Молдова с ее садами и виноградниками, и Узбекистан с его хлопком, газом, золотом, и Таджикистан с ураном. Не говоря уж о том, что именно на России повис громадный государственный долг Советского Союза — полтораста с лишним миллиардов долларов.

Да и недра наши, при всем к ним уважении, не стоит переоценивать: Россия все-таки не Кувейт, где бесконечно много нефти, очень мало народа и совсем нет вечной мерзлоты. Так уж вышло, что пресловутые «кладовые родины», на которые не перестает публично уповать ленивая и корыстная клептократия, расположены в самых неудобных и безлюдных местах отечества, под промерзшей тундрой или болотистой тайгой. Сами по себе никакие полезные ископаемые жизнь народа не улучшают: лишь поднятые на поверхность и доставленные к месту применения, они приобретают ценность.

Может, мы просто инициативней и трудолюбивей бывших собратьев по державе?
Да нет, вряд ли — все мы из того же совка. И вряд ли любим работу больше, чем украинцы, молдаване и таджики, — иначе наши прорабы не нуждались бы в их услугах на бесчисленных казенных и частных стройках. И вряд ли инициативней — иначе жители солнечных республик не стояли бы за прилавками чуть ли не всех российских рынков. И ложью будет утверждать, что полулегальные гости вероломно захватывают наши рабочие места: много ли россиян согласятся по четырнадцать часов маяться у лотков с овощами и фруктами или от темна до темна, в жару и дождь, сидеть на ящике у дороги возле груды арбузов, ночуя тут же поблизости в крохотном грязном шалаше?

Может, мы добросовестней и честней, как те же немцы? Увы, и этот ответ не пройдет. В стране, где подавляющее большинство чиновников «берет» и ртом и иными отверстиями денно и нощно, а подавляющее большинство казенных работников «тащит», — на высокую нравственность лучше не ссылаться. За семьдесят лет «диктатуры пролетариата» мы отучились вообще, а тем более качественно работать, зато приобрели в массовых масштабах иные навыки: нигде в мире, ни в одном языке не найдется столько красочных синонимов к слову «украсть» — от спортивного «приделать ноги» до высокоидейного «скоммуниздить».

А уж по повальному пьянству нам нет равных в мире. Тут мы абсолютные чемпионы.

Теперь попробуем разобраться, почему, живя лучше прочих стран СНГ, мы уступаем странам Прибалтики? Почему их валюта — евро тверже нашей, а уровень жизни выше? Причин несколько. Берут деньги за перевалку российских грузов? Да, берут. Но Украина с Беларусью тоже берут плату за нефтяную и газовую трубу, да еще и подворовывают при надобности, но им это мало помогает. Главное все-таки в ином.

Прибалтам относительно повезло — у них советская власть была не семьдесят лет, а значительно меньше: еще не вымерло поколение, жившее при нормальной конкурентной экономике, поколение, у которого сохранилось рыночное мышление. А что такое рыночное мышление? «Не обманешь — не продашь»? Да ничего подобного! Человек с рыночным мышлением уважает себя и свой труд, он борется за качество не потому, что кем-то наверху объявлена соответствующая пятилетка, а потому, что халтурно сляпанную вещь никто не купит, — так какой же смысл ее производить, переводить, как это делает наш АвтоВАЗ, материалы в металлолом? Человек с рыночным мышлением очень дорожит репутацией хотя бы потому, что репутация сама по себе весьма хорошо зарабатывает: за ярлык знаменитой фирмы люди готовы удвоить цену. Я еще помню, как в середине шестидесятых оценивали молочные продукты на рижском рынке: ложка, воткнутая в сметану, должна была стоять вертикально.

А главное — те экономические реформы, которые в России тормозили, уродовали, а то и просто блокировали сперва Верховный Совет, а потом Дума, а сейчас олигархи из «действующего резерва», в Прибалтике провели быстро и решительно. Там не стали поддерживать за счет бюджета безнадежно убыточные, устаревшие заводы и «текстильный кластер», кстати, при советах весьма значительный, сразу создали земельный рынок и без колебаний стали возрождать капитализм, не до конца умерший в сознании граждан. Твердые законы, защищающие собственность, и относительно низкая стоимость рабочей силы привлекли в Прибалтику европейский капитал. И в результате стали производить то, что производить выгодно именно в этих странах. Стали частью глобального рынка. У российского же правительства Гайдара руки были связаны коммунистическим парламентом. Да и сами гайдарочубайсы были, мягко выражаясь, из того же теста. Больше гнули ладонь на себя.

В результате псевдореформ получился не капитализм, а совершенно новый уродец-мутант: клептократический криминал-фашизм. Отличие видно невооруженным глазом: при капитализме деньги ходят по кругу: «товар-деньги-товар», а при ККФ по прямой: «украл-продал-в Лондон».

В Прибалтике же коммунистов-гебистов прогнали из властных структур практически сразу — их место заняли социалисты. Многие из них, естественно, прежде были членами КПСС, но им и в голову не пришло бы таскать на митинги портреты усатого поддонка с его плешивым и наглым предтечей. Результаты последовательных рыночных реформ сказались безотлагательно: сегодня уровень жизни в Литве, Латвии и Эстонии в полтора-два раза выше, чем у нас. Видеть это обидно, особенно учитывая явно антироссийскую устремленность многих прибалтийских политиков, парады бывших эсэсовцев в Риге и Таллинне, откровенный расизм местных «патриотов» и т. д., но не зажмуриваться же! Впрочем, Прибалтика и прежде была не совсем Советским Союзом — поэтому сравнение с ней не слишком актуально. Увы, и мы, и они до сих пор диспутируем на тему, заданную еще доктором философии Йозефом Геббельсом: «Ленин или Гитлер», не замечая, что на дворе уже XXI век…

А теперь вернемся к основному нашему вопросу: почему же все-таки Россия живет лучше прочих стран бывшего СССР?

Ответ я нахожу единственный: потому что в постсоветскую эпоху российская власть оказалась умней, дальновидней и патриотичней, чем начальство в большинстве прочих стран СНГ. То есть Ельцин, при всех своих очевидных недостатках, оказался для своей страны более эффективным руководителем, чем Кравчук для Украины, Лукашенко для Белоруссии, а Шеварднадзе для Грузии, а Путин, опять же при всех…, все же лучше подготовлен, более прагматичен и точнее ориентируется в сложной современной реальности, чем его нынешние коллеги из близлежащих стран.

Правда, наверное, не столько сам Путин, который не только сохранил, но и преумножил ельцинскую клептократию, — сколько его советники по экономике: Илларионов, например. Жаль, не до конца слушал его незаменимый, а то и кризиса бы у нас действительно не случилось. Ведь за полтора года предупреждал советник. Впрочем, тогда уже не советник.

Россия начала хотя и уродливые, но все же рыночные реформы сразу после краха диктатуры, а соседи задержались, иногда надолго, и отыграть эту фору пока никому из них не удалось.

О недостатках реформ говорено-переговорено. Но ведь, будем объективны, результаты их мы видим каждый день — и не только видим, вовсю пользуемся! Можно только поражаться, как быстро исчезло казавшееся вечным проклятие России — пустые прилавки, бесконечные очереди, тотальный дефицит всех товаров, кроме, разве что, танков да автоматов Калашникова, которые в огромном количестве уходили в третий мир откровенно бандитским режимам, причем уходили бесплатно, за одни только лицемерные речи о «выборе социалистического пути». Где ныне те режимы, где тот социализм с перекошенным лицом, где наши валютные триллионы, которые нам должны «народно-освободительные движения», но, увы, никто никогда не вернет? И где тот неистребимый советский дефицит? Сегодня страна до всех своих дальних рубежей завалена товарами, а школьникам приходится популярно объяснять, что такое очередь.

Высоки до кризиса были мировые цены на нефть? Но при Брежневе они были вдвое выше, и тем не менее все в державе, от сосисок до носков, не покупалось, а добывалось с боем, доставалось «из-под прилавка». Кстати, попытайтесь втолковать тому же школьнику, что скрывается за понятием «закрытый спецраспределитель». Мой знакомый, в конце восьмидесятых преподававший в Америке, так и не сумел расшифровать студентам-юристам одну из статей нашего Уголовного кодекса: «тюремный срок за укрывательство товаров от продажи»…

Медленно растет так называемое реальное производство? Да, это так. Как ни крути, а владельцам райских кущ в Лондоне вкладывать свои денежки в это самое производство все равно что крокодилу питаться святым духом. Но зато как быстро выросло качество отечественное! Случайно ли так прочно вошли в моду именно отечественные продукты питания? А попробуйте, как было недавно, на глаз отличить российские брюки или ботинки от импортных! Конечно, наша «Лада-Калина» уступит не только «мерсу», но и «рено», а злословы утверждают, что у нее самый надежный из всех агрегатов – автомагнитола китайского производства. Но все же она чуть-чуть да укатила от еще недавно дефицитных «Москвича» или «Запора». Медленно, с трудом, с визгом «антиглобалистов поневоле» из неконкурентоспособных отраслей, но российская экономика все же вписывается в мировой рынок. Кошка, пусть и драная, становится тигром.

Впрочем, так ли медленно? Рынку в России всего-то 14-15 лет. А сколько времени ушло у Сингапура, Тайваня или Южной Кореи, прежде чем они стали конкурентоспособны на том же вселенском торжище? Разве они быстрее уходили от допотопных хижин и жалких зарплат? И это при том, что у них изначально была пусть не развитая, но демократия, практически без воров во власти, был рынок, была привычка к конкуренции, была рабочая сила, не развращенная многолетней халтурой «плановой экономики» и пьянкой. Или Китай, где еще каких-то двадцать лет назад рабочим платили чашку риса в день на семью? Но все равно прошло лет тридцать, прежде чем робкие азиатские кошки стали тиграми…

Кризис, конечно, внес свои коррективы, и выявил всю абсурдность и губительность клептократического хозяйства, когда всё зависит от цен за бочку нефти. Но это не тема нынешнего разговора. И о клептократии, и о криминальном фашизме, и о бедах с реальной экономикой я уже писал в предыдущих статьях. Мы сейчас говорим о более фундаментальном, что живет не только в «аллигаторах», но и в каждом из нас, а потому, наверное, и в них, и в правителях наших, и в депутатах.

Вот по предложению «ткачихи из Иваново» Ивановская областная дума приняла за основу «установление дополнительного регионального стандарта в размере 45 кв.м общей площади жилого помещения для одиноко проживающих граждан»… Внимание: «в сельской местности». Малоуважаемая мадам! А чем городской одинокий пенсионер хуже? Почему он из-за своего домишка-гнилушки в 62,9 кв.м (а домов в «стандартные» 33 кв.м не бывает), должен отдавать полпенсии за свет-газ без всякого права на субсидию? Чем он отличается от своего деревенского собрата? Ведь дом не квартира, его на меньший не обменяешь ни в деревне, ни в городе! По Вашему, в городе на оставшиеся от пенсии 2000 р. прожить можно, а в деревне нет? Чем соображаете, мадам?!

Да уж, зла не хватает. Когда мы говорим, что хотели бы жить лучше, это вполне естественно. А когда мы говорим, что имеем право жить лучше, — это уже перебор. Откуда у нас такое право? Страна, первая в мире по потреблению водки на душу населения, страна, где курят даже семиклассники, где половина мужчин не доживают до пенсии, где наркомания легко овладела массами, а СПИД вот-вот станет эпидемией, страна всеобщего алкогольного дебилизма и вырождения — никаких прав на достойную жизнь не имеет. Пора посмотреть правде в глаза — мы живем не хуже, а лучше, чем заслуживаем.
Мы без конца ругаем власть и правильно делаем: власть, которую не ругают, перестает ловить мышей. Но есть вещи, которые от власти зависят минимально. Власть, что ли, виновата в нашем оголтелом беспробудном пьянстве? Власть виновата, что из-за повального курения в стране растет рак легких и туберкулез? Неужели, чтобы повысить продолжительность жизни наших мужиков, нужны какие-то особые законы?

Не надо бороться с пьянством — надо просто не пить. Не надо бороться с курением — надо просто не курить. Не надо бороться с наркоманией — надо просто не колоться. И, простите, не дело власти надевать нам презерватив — уж с этой-то процедурой вполне можем справиться сами…

И вовсе не власть виновата в том, что мы не просто мусорим на улице, но и среди бела дня на ней блюем и справляем нужду!

Когда-то бородатые основоположники марксизма одарили человечество афоризмом на все времена: «Каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает». Эта блистательная формула имеет допуски — иногда чуть лучше правительство, иногда — народ.

А в нашем случае? При демократии всякая власть вынуждена заискивать перед народом — иначе, не дай Бог, провалит на выборах. Но мы-то не власть, нам перед собой заискивать незачем. Так если мы действительно хотим жить в свободной, процветающей стране, почему бы нам для начала не сказать самим себе правду о самих себе? А потом, конечно, и о власти, потому что она у нас такая же как и мы. Лживая, тупая, своекорыстная и вороватая, ничуть не обременившая себя никакой «демократией».

Итак, мы живем лучше, чем заслуживаем. Но хуже, чем живут люди в цивилизованном мире. Хотя бы в той же Европе, частью которой мы пыжимся показаться.

Не буду прибегать к научной терминологии. Перевести это можно в одну простую, понятную фразу: почему мы так не живем?

Говорят, что наш, российский, менталитет формировался необъятными просторами нашей матушки-земли. Мы бродили, да и до сих пор бродим по ней, не научившись ценить и обустраивать для себя каждую ее пядь. Соприкоснувшись с западной цивилизацией, понимаешь, насколько мы отстали от нее. Насколько человек может комфортно, удобно обустроить среду своего обитания! Настолько, чтобы не обращать внимания на сферу быта, сферу своего существования.

Вот наглядный урок двух образов жизни, двух стандартов – европейского и нашего.

В европейских странах дети, например, – живут просто как боги. До шести лет их могут возить в суперколясках, и возят! В любом супермаркете часами ребенок играет с понравившейся ему игрушкой, может взять в руки любую. Любовь, забота, яркие, радужные краски разлиты в воздухе, окружающем ребенка. Уже в первые годы жизни он получает установку: пребывание на земле – радостно. Все говорит без слов: жизнь прекрасна. Входи в нее смело! Ты — наше будущее. Все, что могли, мы для тебя сделали. Владей. Продолжай жизнь, обустраивай ее так, как нужно тебе, твоим детям.

Взять хотя бы что угодно, например, междугородние  автобусы там. Германского производства, 2-этажные, с багажным отделением, биотуалетом. Информационные услуги, видеофильмы. Десяток-другой часов пути по прекрасным дорогам совершено не утомляют.

Дороги. Специально понаблюдал за строительством автобана в Голландии. Подушка – 6 метров высотой. Одного асфальта – три слоя. Едешь — как в люльке чувствуешь себя. Мы ехали на своей машине по автобану из Амстердама домой, в Нижнюю Саксонию. На автозаправке взяли по кофе, — горяченный. Так машина шла на полной скорости, а мы спокойно выпили кофе, и даже ни разу не плеснули! Качество дорог такое, что даже когда пройдет дождь, воды на асфальте нет. Она впитывается куда-то, не оставляя луж по колено, к каким привыкли мы. Какой российский водитель не мечтал бы о таких дорогах. Но, увы, ездим по колдобинам и ухабам, потому что работать лень всем – от проектировщика до последнего работяги. Кстати, один километр автобана обходится в миллион евро, но шкурка выделки стоит.

Отдельно следует сказать о велосипедных дорожках, которые имеются вдоль каждого тротуара. У нас велосипедисты вынуждены ежесекундно рисковать жизнью, двигаясь вместе с авто, а у них – отдельная дорожка, выложенная красной плиткой. На нее и машины, и пешеходы права не имеют ступить.

Да о всех гуманных вещах, что есть там, можно говорить часами, Взять хотя бы приседающие городские автобусы для удобства инвалидов, или колоссальные льготы пенсионерам.

Даже паром там – трехзвездочный отель. В каюте – четыре человека. У каждого пассажира своя электронная карточка для открывания дверей. Кондиционер поддерживает постоянную температуру +22. Телефон, душ, туалет – все в каюте. Кран с водой оборудован фотоэлементом – никаких вентилей и прочего. Установлен он на такой высоте от раковины, чтобы ни одна капля не могла улететь на пол, стены. Подносишь руки к элементу – из крана течет вода. Кровати широкие, белье меняется ежедневно, но даже не замечаешь, когда это происходит. Это не наши вагонные купе или даже каюты-люкс на круизном теплоходе. Туалетная вонища, в лучшем случае перебиваемая хлоркой, торчащие в лицо потные ноги в носках, и негде развернуться или разминуться.

Вся эта культура в Европе, конечно, создается огромным трудом и рук, и разума. И все требует огромных финансовых затрат. Это показатель уровня жизни. И не только. Мышление человека должно развиваться в определенном направлении. Оно не только определяется средой обитания, но и ориентируется на создание самой этой среды, в которой человек ощущает себя человеком.

Вот Германия. Страна и сельскохозяйственная, и рабочая. На полях механизированы все виды работ. Проезжаешь вдоль поля – из окна видишь: каждый кустик, камень, цветок оберегаются заботливой рукой. Еще больше поражают города. А ведь говорят, что среди  населения их полно эмигрантов из бывшего Союза и России. Смогли и влиться, и вжиться в немецкий социум, перенять отношение друг к другу, к детям, к работе, бизнесу.

В 60-е годы прошлого столетия наша страна внимательно изучала модель пресловутого «шведского социализма»: уровень жизни шведов был самым высоким в мире, выше, чем в Германии, отсутствовала безработица, росли благосостояние, культура, бурно развивалась промышленность. Это в стране с очень северным климатом. Твердая валюта, прочная экономика. И это потому, что шведы вынесли из своей истории главный урок, сделав его принципом на будущее: воевать – время терять. Недаром в двух последних мировых войнах Швеция твердо сохраняла нейтралитет. И сейчас никто никого там не «принуждает к любви», не строит ракетоносцев и не вопит о своих «особых интересах» и о «мировой державе», обстреливая ракетами (не иначе по пьянке) свои же дачные поселки. Потому что у умного правительства особый интерес один – чтобы его граждане были счастливы в своей стране, а не драпали из нее куда глаза глядят.

Удивляет в Европе одна архитектурная особенность, которая бросается в глаза: окна. Будь зданию пять веков или оно современное – окна одной формы, конструкции и даже, кажется, из одного материала. Как бы подчеркивается древность, незыблемость традиций. Кому-то это покажется мелочью несущественной. А для европейцев это важно. По-прежнему и стены зданий, и окна, витрины и витражи, тротуары и дороги ежедневно моются. За две недели нашего там пребывания, кстати, можно было обувь не чистить – пыли даже не насело. Нет ее – пыли. Я даже не сразу смог получить ответ от своего знакомого, с которым ехали на его машине по автобану: «Wo ist der Staub?»- где пыль? Нет у них пыли нигде. И так же не нашел ни одной бумажки на тротуаре.

Железнодорожный вокзал в Германии – это, наверное, самый показательный пример заботы о людях. С трех сторон курсируют здесь грузовые поезда. Все железнодорожные работы скрыты от глаз, а главное – идут они совершенно бесшумно: ни лязга, ни грохота, ни гудков, ни селекторных переговоров. Ничто не нарушает городского звукового фона. Только видишь, как в разные стороны расходятся составы.

Кстати, за все время не видел ни одного военного, а полицейского видел только однажды, на дорожной аварии. Но порядок идеальный. У нас же – милиция бедная выбивается из сил, а порядка как не было так и нет.

Вода в германских реках, озерах и бухтах чистая. С берега наблюдаешь, как играет, прыгает рыба. Свежий морской ветер, блеск волн, везде вокруг ветрогенераторы, производящие чистую энергию для всего этого Эдема, краски вокруг яркие, цвета чистые, светлые. И такие же мысли приходят от этих картин, согревающих душу.

Может быть, когда-нибудь в будущем мы тоже сможем создать некий российский стандарт достойной жизни человека. А пока на Западе мне очень приятно бывать. Но душа, хочешь не хочешь, остается-то здесь, на нашей не обустроенной, вечно страдающей от нас, ее «патриотов», российской земле. Увы, впечатление остается такое, что мы живем на какой-то другой, злой и враждебной человеку планете.

Такая вот русская карма.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *