В ноябре «Альпина нон-фикшн» выпустит книгу историка Дэна Джонса об одной из самых загадочных организаций Средневековья. ТАСС публикует отрывок о том, почему тамплиеры до сих пор занимают умы людей

Благодаря «Коду да Винчи», видеоиграм Assassin’s Creed, их экранизациям и другим художественным произведениям о тамплиерах слышали, пожалуй, все. Но популярность рыцарей-храмовников у авторов и просто выдумщиков мешает составить правильное представление об этих средневековых воинах и банкирах. В «Тамплиерах: рождении и гибели великого ордена» молодой британский историк Дэн Джонс пытается расставить все по своим местам.

Книга Джонса устроена хронологически и разделена на четыре части: о появлении ордена рыцарей Христа в Иерусалиме после Первого крестового похода, превращении в мощную военную организацию, перерождении в богатую финансовую структуру и упадке после поражения от мусульман-мамлюков. В них историк показывает, что настоящие дела храмовников превосходят то, что приписывает им молва. Как замечено в рецензии The Washington Post, Джонс рисует орден чем-то средним между частной военной компанией Blackwater, инвест-банком Goldman Sachs, Международным комитетом Красного Креста и еще несколькими современными организациями. В эпилоге же, откуда взят отрывок, Джонс коротко объясняет, почему вокруг тамплиеров сложилось столько мифов.

Даже во времена существования ордена тамплиеры представляли для сочинителей куда больший интерес, чем госпитальеры и тевтонцы. Соперники тамплиеров пережили их на века, но не сумели оставить такого следа в литературе и мифологии. Ни в Средние века, ни сегодня никто не увлекается так сильно Тевтонским орденом или орденом Братьев меча. Только тамплиеры перешли из мира реального в мир воображаемый и прочно заняли там свое место.

Справедливости ради надо сказать, что тамплиеры действительно отличались от других крупных военных орденов. С самого начала они были рыцарями, решившими посвятить себя Богу, а не братьями-лекарями, часть которых со временем взялась за оружие. Это окружало тамплиеров романтическим ореолом: они соответствовали представлениям об истинном рыцаре — мужественном, но целомудренном, суровом, но чистом сердцем, беспощадном, но благочестивом. Они были идеалом, к которому стремились все рыцари артуровских легенд.

 

Но это только часть истории, и в значительной степени неувядающая популярность тамплиеров связана с падением ордена. Спустя полвека после смерти Жака де Моле флорентийский поэт и рассказчик Джованни Боккаччо написал книгу De Casibus Vivorum Illustrium («О несчастиях знаменитых людей») — сборник биографий великих, составленный так, чтобы проиллюстрировать изменчивость фортуны. Средневековые авторы любили обращаться к теме жизни как потока, в котором моменты триумфа сменяются отчаянием (и наоборот). Героями Боккаччо стали и Ксеркс I, и Александр Македонский, и король Артур; его книга распространилась по всей Европе и была в свое время куда более популярна, чем «Декамерон».

На волне успеха переводы De Casibus сделали французский писатель Лорен де Премьерфэ и англичанин Джон Лидгейт, причем они приукрасили текст и добавили к нему новые назидательные примеры. Снабженное цветными иллюстрациями французское издание, представленное в 1409 году герцогу Берри, содержит колоритное (хотя с исторической точки зрения сомнительное) изображение Жака де Моле, горящего на костре вместе с тремя соратниками перед довольным Филиппом IV. Рассказано в книге и о жизни Жака, причем его смерть и уничтожение ордена представлены как Божья кара: чем богаче и могущественнее становились тамплиеры, тем дальше уходили они от Бога и в конце концов были наказаны за свои грехи. Нравоучительная история облечена в поэтическую форму и апеллирует к естественному чувству справедливости: участь, постигшая тамплиеров, стала следствием тех нравственных изъянов, которые подмечал в них и Гийом Тирский, — жадности и гордыни.

С тех пор в изображении тамплиеров превалирует именно эта тенденция. От Боккаччо и сэра Вальтера Скотта, создавшего образ жестокого, похотливого и помешанного на власти тамплиера Бриана де Буагильбера в романе «Айвенго», до Ридли Скотта, изобразившего Жерара де Ридфора в фильме «Царство небесное» настоящим злодеем, поколения художников черпают вдохновение в зазоре между идеалом и реальной жизнью тамплиеров. В недавней видеоигре «Кредо ассасина» (Assassin’s Creed) и основанных на ней фильмах тамплиеры также представлены как низменные и грубые враги благородных ассасинов. Дух одноглазого Готье дю Мениля жив.

 

Больше двухсот лет рыцари Храма вдохновляют и разнообразных фантазеров, и приверженцев теорий заговора. Альтернативная история тамплиеров основана на ложном предположении, что такая богатая и могущественная организация не могла просто исчезнуть после роспуска. Из этого вытекают многочисленные «что если?..»: что если небольшой группе тамплиеров удалось избежать преследований во Франции? Могли ли они отплыть из Ла-Рошели со спрятанными сокровищами? Если да, то были ли среди этих сокровищ Туринская плащаница и Ковчег Завета? Создали ли тамплиеры тайное общество? Что если оно существует до сих пор и правит миром?

Достаточно иметь доступ к интернету, и вы найдете массу теорий, построенных на этих спекуляциях. В их числе миф, будто тамплиеры были хранителями святого Грааля — неважно, имеется ли в виду чаша или это метафора какой-то древней истины, — и получили его от катаров (собирательное название еретиков юга Франции, подвергшихся истреблению в начале XIII века), что и стало причиной их гибели.

В популярной псевдоисторической книге «Святая кровь и святой Грааль», впервые опубликованной в 1982 году, выдвигается идея, будто тамплиеры были связаны с организацией «Приорат Сиона», созданной, чтобы охранять тайную династию королей, происходящих от Иисуса Христа и Марии Магдалины. В бестселлере Дэна Брауна «Код да Винчи», опубликованном в 2003 году, сюжет строится именно на этом мифе, что в немалой степени способствовало успеху романа. Однако читателям предоставили самим разбираться, насколько гипотеза автора основана на реальных фактах (многие пришли к выводу, что очень даже основана). Позже по роману был снят одноименный, ставший кассовым фильм.

В романе Умберто Эко «Маятник Фуко», опубликованном в 1988 году, три писателя ради развлечения разрабатывают теорию, объединяющую события мировой истории в один гигантский заговор, который они называют Планом. В нем фигурируют тайные ячейки тамплиеров, жаждущие отомстить за уничтожение ордена королем Франции. Постмодернистский и очевидно сатирический, издевающийся над теми, кто ставит тамплиеров в центр грандиозной схемы мирового господства, роман Эко тем не менее внес свой вклад в популярный миф об ордене: что если хотя бы десять процентов из рассказанного в нем правда?

Увы, нет. Чтобы обеспечить подтверждение несуществующей истории тамплиеров, обрывки свидетельств вписывают в «удобные» пробелы в исторической хронике, однако все доказательства теории выживания тамплиеров заимствованы из художественной литературы или просто придуманы. Это уникальное явление для истории военных орденов, но очень распространенное в отношении мировой истории в целом. Одно из предполагаемых убежищ уцелевших тамплиеров, остров Оук (Дубовый остров) в Новой Шотландии, считается одним из тех мест, где могли быть спрятаны сокровища ордена. Его также связывали с доказательствами подлинного авторства шекспировских рукописей, с драгоценностями Марии-Антуанетты и со спрятанными архивами тайного общества розенкрейцеров, которое возглавлял сэр Фрэнсис Бэкон. Излишне говорить, что сокровища тамплиеров до сих пор не найдены.

Более любопытным, чем теория заговора, представляется феномен стремления возродить орден. Всерьез такие попытки стали предприниматься с появлением в Англии и Франции масонства. Тайные общества, созданные для взаимопомощи и использовавшие загадочные символы, ритуалы и рукопожатия, в начале XVIII века старались подчеркнуть свои древние корни. Видные масоны Шотландии, Франции и Германии намеренно связывали свое движение с тамплиерами, утверждая внутреннее единство с крестоносцами XII века, жившими в «Храме Соломона», и подразумевая тем самым преемственность благородства, мудрости и тайных религиозных знаний, что выглядело заманчиво, даже если не было правдой.

И сегодня многие люди состоят в масонских ложах, так же, как многие вступают в ордены, представляющие собой различные воплощения госпитальеров, в том числе в Мальтийский орден. Некоторые утверждают, что являются братьями возрожденного ордена Храма. Среди этих людей встречаются как мирные христианские правозащитники, общающиеся в социальных сетях, так и представители куда менее безвредных организаций, приравнивающих миссию средневековых рыцарей на Святой земле к современному противостоянию христианства и ислама в Европе и Америке. Норвежский фашист Андерс Брейвик, который убил семьдесят семь человек и ранил больше трехсот в результате терактов в Осло и на острове Утёйя в 2011 году, заявлял, что является частью возрожденной международной организации тамплиеров и что она была основана в Лондоне всего девятью людьми, но со временем в нее вступили несколько десятков «рыцарей» и еще больше не имеющих этого титула последователей.

Заявление Брейвика о причастности к тамплиерам демонстрирует, что их наследие не всегда оказывается положительным. 2 апреля 2014 года газета The New York Times сообщила о смерти мексиканского наркобарона Энрике Планкарте, скрывавшегося в арендованном доме в штате Кертаро. Планкарте был застрелен морпехами, когда шел по улице. О его смерти и в Мексике, и в США было объявлено с известным удовлетворением, поскольку он был одним из лидеров картеля, который назывался Los Caballeros Templarios — «Рыцари тамплиеры».

Los Caballeros Templarios был основан в Мичоакане на западе Мексики в марте 2011 года. Члены картеля были причастны ко многим преступлениям, включая убийства, торговлю людьми и вымогательство, однако они попытались придать своей деятельности высокую цель, смешав христианский фанатизм с популистской левой политикой. Эта стратегия уже была успешно применена в 1980-х годах печально известным Медельинским картелем Пабло Эскобара. В данном случае Los Caballeros избрали в качестве примера для подражания тамплиеров. Вскоре после создания картель издал двадцатидвухстраничный буклет под названием «Кодекс тамплиеров», вдохновленный средневековым уставом. «[Наша] главная миссия состоит в том, чтобы защищать жителей и священную территорию… Мичоакана», — так он начинается. Согласно кодексу новые члены принимаются в картель советом, приносят клятву верности, которую надо соблюдать даже ценой собственной жизни, и обязаны бороться со злом, которое включает материализм, несправедливость и тиранию, «против разложения моральных устоев и против деструктивных элементов, которые преобладают в современном обществе».

«Тамплиер должен быть образцом благовоспитанности», — говорится в кодексе, и далее членов картеля призывают «не быть жестокими, не напиваться до постыдного состояния, избегать безнравственности, трусости, лжи и злых намерений», а также не совершать «похищения людей с целью выкупа», не употреблять наркотики и другие «вещества, возбуждающие нервную систему». Единственным намеком на то, что устав не возрождает строгий монашеский орден XII века, является инструкция, согласно которой «для применения смертоносной силы необходимо разрешение совета», и частые напоминания о том, что проступки и неуважение по отношению к организации и другим ее членам будут караться смертью.

Возможно, однажды Los Caballeros Templarios тоже будут ликвидированы враждебным по отношению к ним государством, и члены картеля умрут со словами проклятия на губах. Это только усилит историческую параллель. Но какой бы ни была их участь, они не станут последними, кто воздал должное организации, основанной Гуго де Пейном в Иерусалиме в 1119 году. Легенда о рыцарях Храма будет жить дальше, вдохновляя, занимая и интригуя грядущие поколения.

Это, вероятно, и есть истинное наследие тамплиеров.